Зачастую в политическом контексте под внешним управлением Украиной имеют ввиду подчинение другим государствам. Чаще всего говорят о США и России, гораздо реже о ЕС. Это логично, учитывая геополитическое положение Украины на мировой карте.

Ярые сторонники России, желающие вернуть нас в вассальное положение по отношению к этой стране, делают акцент на зависимости украинской экономики от Международного валютного фонда. По их мнению МВФ представляет собой щупальца империалистического спрута, желающего утащить Украину на экономическое и политическое дно, сделав нашу страну колонией Соединенных Штатов.

Замечу, что основная функция международного валютного фонда заключается в предоставлении кредитов для закрытия бюджетных дыр государств. Нам следует разобраться в причине возникновения этих дыр.

Давайте разберемся, существуют ли полностью независимые государства? Под этим термином я понимаю те государства, которые не зависят от международных экономических процессов. А именно — могут обеспечивать свое благосостояние исключительно внутренним потреблением, без экспорта и импорта товаров и услуг.

Как бы мы не старались, но мы не сможем обнаружить на политической и экономической карте мира государство, которое обеспечивает все свои потребности исключительно внутренними ресурсами. Производственные цепи большинства товаров в мире зависят от сотен производителей различных деталей и узлов по всему миру. Добавленная стоимость «айфона», его идея и программное обеспечение, созданы в США, но сам айфон собран в Китае, часть его наполнения — в Корее, и так далее. А продают его по всему миру. Компания Apple, производитель «айфонов», начиналась как стартап в 1976 году, а ее первый крупный инвестор — это венчурный фонд.

В 1977 году Sequoia Capital стал первым институциональным инвестором Apple. И получил влияние на управленческие решения компании. Под влиянием мы понимаем не углубление в операционную деятельность, а участие в принятии стратегических решений. Инвестиционный фонд может направлять портфельный бизнес по нужному маршруту, чтобы вместе с ним достичь поставленных целей. В первую очередь — финансовых, но они невозможны без остальных. Но для начала фонд должен поверить в идею и команду стартапа, чтобы вернуть вложенные средства с желаемым мультипликатором.

Может ли Украина стать стартапом? Я твердо убежден, что да. Но для этого нам нужно сформулировать идею нашего бизнеса, ответив на вопросы:

 

  • В чем уникальное торговое предложение нашего государства?
  • Как мы помогаем решать глобальные мировые проблемы и какие именно?
  • В чем наша технологичность?
  • В каких нишах бизнеса мы состоимся, как успешный стартап?
  • Самый главный вопрос — в чем наша ценность?

 

Об Украине привычно говорят, как о стране трудовых мигрантов (заробітчан), айтишников, транзита газа и экспорта сырья — зерно, подсолнух, руда, минеральные продукты, и так далее. Будучи самой большой страной Европы, мы нивелируем свою ценность, с радостью купаясь в придуманной врагами Украины «меншовартості».

В чем идея Украины, как стартапа?

Интеллектуальные, трудовые и природные ресурсы Украины позволяют нам выбрать не одно-два, а целый ряд стратегических направлений для бизнеса, интересных глобальным инвесторам.

Возьмем рынок земли. Сама по себе земля — это ценность, но к ней нужно добавить стоимость. Не обязательно продавать зерно, если из него можно производить печенье. Я не говорю о том, что Украине следует стать мировым лидером в производстве печенья, но акцентирую внимание на превращение нашего государства из экспортера сырья и трудовых ресурсов в экспортера товаров с добавленной стоимостью.

У нас живут и работают высококлассные IT-специалисты, способные работать с такими компаниями, как Google, Apple, Snapchat, Glovo и десятками других лидеров инновационного бизнеса. Это говорит о наличии интеллектуального потенциала, который можно интегрировать в украинскую экономику.

Украина — это страна-стартап, требующая профессиональных инвестиций

Предположим себе, что мы приглашаем зарубежного инвестора для развития в Украине сектора Agritech. Ведь у нас есть мозги, земля и умение выращивать сельхозпродукты. Наш питч — это предложение инвестиций в указанную сферу в размере, скажем, $50 миллиардов. Вложения идут на строительство технологических ферм, заводов по производству дронов для контроля за полями и по производству вертикальных ферм, на разработку SaaS-решений для крупных и средних фермерских хозяйств, и так далее.

Полученные товары мы экспортируем в «богатую Азию» — ОАЭ, Кувейт, Катар, Саудовскую Аравию. Допустим, прибыль из инвестиций составляет 2х-4х. В результате инвестор получает прибыль от вложений, мы получаем прибыль от экспорта, мы получаем новые производства, мы получаем умные деньги.

Что такое умные деньги?

Не нужно просить средства на проедание и затыкание бюджетных дыр. Нужно зарабатывать столько, чтобы этих дыр не было. Для этого и нужны умные деньги, вместе с которыми приходит опыт, квалификация и стратегическое управление инвестора.

Не нужно искать просто 50 миллиардов. Нужно искать партнеров-специалистов, которые помогут правильно освоить эти деньги. То есть, следует сделать такой себе борд директоров, состоящий из инвесторов и стратегов, которых многие и называют внешним управлением.

Они дают деньги и они определяют стратегию их возврата. Простым языком — помогают осваивать средства так, чтобы все участники сделки получили свою выгоду. Это своего рода гринфилд инвестиции в макро размере. Инвестор строит не один завод на территории Украины, а сто заводов в рамках единой предпринимательной концепции, целостной сферы бизнеса.

Конечно, для реализации этого сценария внешнего инвестиционного управления, Украине следует решить вопросы с честностью судов и правоохранительной системы, провести все необходимые реформы и показать миру честное лицо, а не хитрую попу, о чем часто нам и говорит МВФ.

Украина — это страна-стартап, требующая профессиональных инвестиций. Причем, сектор Agritech я привел как один очевидный из множества примеров. Мы можем заниматься fintech, туризмом (третья статья экспорта в мировой экономике, кстати), разработкой AI систем и стать главным транспортным хабом «Европа-Азия».

И плевать на отказ от транзита российского газа. Когда у вас много денег — вы диктуете свою волю, а чтобы их было много, они должны быть умными. Без внешнего инвестиционного управления мы с этим не справимся.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.