Российский президент Дмитрий Медведев прибыл 20 октября в Сербию с восьмичасовым визитом, который совпал с 65-й годовщиной освобождения Белграда от нацистской Германии в ходе Второй мировой войны. Во время визита Медведев проведет встречу с сербским президентом Борисом Тадичем (Boris Tadić), выступит в парламенте страны и примет высшую награду Сербской православной церкви - орден святого Саввы первой степени.

Визит Медведева в Белград служит подтверждением прочных связей между Россией и Сербией и показывает следующее: несмотря на то, что в Сербии у власти находится правительство, официально выступающее за сближение с ЕС, у Москвы сегодня самые лучшие отношения с Белградом за последнее десятилетие.

Сербию и Россию часто называют "традиционными" союзниками, что объясняется прочными культурными и религиозными связями между двумя славянскими и православными странами. Тем не менее, в отдельные моменты истории Сербия выступала против России. Самым заметным среди них был период "холодной войны", когда Югославией руководил маршал Иосип Броз Тито (Josip Broz Tito). Следовательно, в таком альянсе нет ничего "традиционного", и подобно любым другим альянсам, он становится наиболее реальным и конкретным тогда, когда под ним имеется прочный геополитический фундамент.

Сербия традиционно является  самым влиятельным государством на Западных Балканах, что объясняется сочетанием большой численности населения и выгодным географическим положением. Страна расположена на пути дунайского и моравского транспортных коридоров. Россия, как и другие европейские державы, пытается обуздать сербское влияние, когда экспансионизм Белграда начинает противоречить ее интересам на Балканах. Тем не менее, влияние и политический капитал России на Балканах за последние двадцать лет снизились до минимума в связи с окончанием "холодной войны". А спичку к балканской пороховой бочке обычно подносит та великая держава, которая недовольна существующим в этом регионе положением вещей.

Сегодня положение вещей на Балканах таково. Запад одержал победу в многочисленных войнах переходного периода в 90-е годы, и за исключением Сербии, практически весь этот регион открыто контролируется Западом, либо входит в его альянсы. Сербия также думала, что Запад встретит ее с распростертыми объятиями после демократической революции 2000 года. Она надеялась получить вознаграждение за то, что сама устроила весьма болезненную смену режима, свергнув деспотичного Слободана Милошевича (Slobodan Milošević). Прошло девять лет, однако этого не случилось. По мнению различных сербских политиков, включая многих политиков западной ориентации, за девять лет демократических перемен Сербия приблизилась к Евросоюзу ничуть не больше, чем при Милошевиче.

Далее, несмотря на демократические изменения в Белграде, Европейский Союз (или большая его часть) и Соединенные Штаты Америки продолжали поддерживать Косово вплоть до провозглашения краем в одностороннем порядке своей независимости в феврале 2008 года. Это было неприемлемо для Сербии, потому что она утратила власть над 15 процентами своей территории. Это было также неприемлемо для России, потому что  такая поддержка демонстрировала полное игнорирование Западом обеспокоенности Москвы по поводу европейской системы безопасности в период после "холодной войны". Именно в этом совпадении интересов формально прозападный Белград и Москва нашли общие основания для налаживания многообещающих, как кажется, взаимоотношений.

Тем временем, свои позиции в Сербии усиливают и российские деловые круги. Они уже обладают мощным влиянием на весь спектр политических партий Сербии - как националистических, так и прозападных. В Белграде Медведева сопровождала делегация из ста правительственных чиновников и бизнесменов, которые должны окончательно оформить и заключить соглашение о предоставлении сербскому государству российского кредита на 1 миллиард евро. Есть и другие сделки, которые могут быть заключены в результате этого визита. Среди них планы покупки Россией столкнувшейся с большими проблемами сербской авиакомпании JAT, российские инвестиции в сербскую инфраструктуру, включая строительство газового хранилища и метро в Белграде, а также соглашения об участии сербских фирм в строительстве объектов для зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году. Сербское общество и белградские политики заметили, что если вице-президент США Джо Байден (Joe Biden) приезжает в Белград с одними только обещаниями, то Медведев привозит с собой богатые подарки.

Поэтому в связи с визитом Медведева в Белград очевидное становится официальным фактом: Сербия и Россия за последние шесть месяцев сблизились, причем не только по косовскому вопросу. Белград начинает по-настоящему сомневаться в том, что Сербию включат в интеграционные процессы ЕС. Мнение Белграда таково: Брюссель не хочет дальнейшего расширения ЕС на западе Балканского полуострова, в частности, в Сербии, а требования о выдаче военных преступников, предъявляемые Белграду, используются в качестве оправдания для затягивания этого процесса. Такая оценка не так уж и далека от истины. Поэтому Белград распределяет риски, пытаясь показать Евросоюзу, что у него есть и другие варианты на выбор (чтобы пришпорить ЕС и заставить его действовать в плане расширения), и в то же время, демонстрируя своему электорату, что у него имеются внешнеполитические успехи и на других направлениях, не связанных с ЕС, например, широко разрекламированный недавний визит Тадича в Китай.

Как и надеялся втайне Белград, Еврокомиссия почти сразу же отреагировала на российский кредит, предложив свой собственный заем на 200 миллионов евро. С точки зрения Белграда, это весьма выгодная и доходная стратегия - сталкивать лбами Запад и Россию. В конце концов, Югославия на протяжении многих лет в период "холодной войны" получала от такой стратегии большие дивиденды. Тем не менее, пока совершенно не ясно, клюнет ли на такую стратегию Европа и Запад в целом, особенно в связи с тем, что сегодняшняя Сербия имеет гораздо меньше геополитического веса, чем Югославия во времена "холодной войны".

С точки зрения Брюсселя, Сербия находится в окружении стран-членов НАТО и в изоляции от России. Европа и Соединенные Штаты полагают, что могут себе позволить держать Сербию на пороге, заставляя ее ждать столько, сколько они считают нужным. Но в это время Россия постарается сыграть на возмущении Сербии по поводу  того, что ее не включают в процесс европейской интеграции, и усилить свое влияние на Балканах за счет ослабления мертвой хватки Запада в этом регионе. И в связи с этим возникает важный вопрос: в каких целях Россия будет использовать свой зарождающийся союз с Сербией, особенно в момент, когда активизируется внешнеполитическая игра между Москвой и Вашингтоном из-за Центральной Европы и Ирана.