Перед своей смертью в лондонской больничной палате Александр Литвиненко не оставил сомнений в том, кто был его убийцей: «Возгласы протеста во всем мире будут звучать в ваших ушах, господин Путин, в течение всей вашей жизни».


Литвиненко – яростный критик методов правления Владимира Путина – был отравлен полонием ровно три года назад. Смерть его была ужасной, он медленно умирал. Однако его предсказания не оправдались, и протесты уже давно сошли на нет. Дэвид Милибэнд находится в настоящее время в Москве, и это первый официальный визит британского министра иностранных дел за последние пять лет.


Полный британский электоральный цикл – это целая эпоха в политике. Оправданием этого визита служат не терпящие отлагательства прагматические причины, связанные с попытками добиться согласия России по поводу целей западных государств в области безопасности. Протесты с британской стороны не нашли понимания и тем более не привели к каким-либо уступкам. Символы, тем не менее, многое значат в политике, но здесь этот символизм не подходит. Господин Милибэнд должен не только продемонстрировать формальное недовольство в связи с обструкционистской позицией России в деле Литвиненко. Он должен также указать на тот шаблон в российской внешней политике, который подрывает усилия Запада, направленные на укрепление коллективной безопасности. Россия – это суровая данность в международной дипломатии, но эта страна не является союзником.


Россия упрямо отказывается от экстрадиции бывшего оперативника КГБ Андрея Лугового, который является главным подозреваемым в деле об убийстве Литвиненко. Британское правительство обоснованно выслало из страны в знак протеста в прошлом году четырех российский дипломатов. Поведение Москвы продолжает оставаться скандальным.


Это не туманный диспут по поводу неудачного совпадения, при котором требования реалистичной политики бьют как козырь требования справедливости. Литвиненко был гражданином Великобритании. Его убийство стало актом чудовищной жестокости, совершенном в самом сердце Лондона. В его смерти, как в зеркале, отразилась судьба таких критиков господина Путина как, например, Анны Политковской – журналистки, застреленной в Москве в 2006 году. Утверждение о том, что это убийство было осуществлено при поддержке Кремля, не может быть опровергнуто, так как Москва сделала все для того, чтобы расследование не проводилось.


Тем не менее, господин Милибэнд так написал на прошлой неделе: «Наши позиции с Россией не всегда совпадают, однако мы сталкиваемся с некоторыми общими глобальными вызовами, и важно, чтобы мы вместе работали над разрешением этих проблем». Это правильно, но это банально. Совершенно очевидно, что Россия разделяет заинтересованность с Западом относительно сдерживания ядерных программ Ирана.

 

Однако Россия меняла курс своей политики по этому вопросу и то поддерживала группу EU-3 (Соединенное Королевство, Франция и Германия), то отказывалась со своей стороны применять давление. Туманные заявления российского президента Дмитрия Медведева, сделанные им в духе дельфийских оракулов относительно того, что Россия, возможно, поддержит  дополнительные санкции, не являются ясным указанием на более конструктивный подход.


Как бы ни стремился господин Милибэнд к сотрудничеству с Россией, одного его желания мало. Россия сама не соглашается на это. Особенно нагло Россия попирает права граничащих с ней небольших государств.  Она в одностороннем порядке признала независимость  Абхазии и Южной Осетии, а также провела кибератаку на Эстонию в 2007 году. В действительности, эти провокации не ограничены в географическом плане. Установление отношений с Хамас в 2006 году, вероятнее всего, было сделано для того, чтобы подорвать планы Запада по укреплению израильско-палестинского мира.


Господину Милибэнду следует поднять эти вопросы. Смерть Литвиненко не должна быть препятствием для дипломатии. Вместе с тем, об этом не следует забывать и этого не следует прощать, поскольку все это наглядно демонстрирует, почему отношения с Россией находятся на таком низком уровне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.