Член правления Федерального банка Тило Саррацин (Thilo Sarrazin) спровоцировал новый виток дискуссии по интеграционным вопросам, потребовав кардинального запрета на ношение мусульманских платков в школах Германии.

 

Бывший берлинский сенатор по финансам не устаёт эпатировать публику, чем заслужил в некоторых русскоязычных СМИ прозвище «немецкий Жириновский». Но сравнение явно подкачало: если неугомонному лидеру российской ЛДПР эпатаж порой важен сам по себе, вне конкретной темы, по принципу «а Баба Яга против», то Тило Саррацин высказывается по вполне определённой и весьма актуальной для Германии и Европы проблематике – проблематике миграции и интеграции. Ещё не до конца улеглись волнения, которые банкир социал-демократической закалки вызвал в октябре, обвинив арабское и турецкое население столицы в «непродуктивности» касательно всех областей жизни, за исключением «массового воспроизводства девочек-в-платочках», как вот и новый скандал. Выступая на подиумной дискуссии в прошлое воскресенье, Саррацин обратился к правительству ФРГ с призывом запретить ношение мусульманских платков в школах страны. Аргументировал своё требование бывший сенатор достаточно веско: «Платки символизируют полное подчинение женщин мужчинам», а потому «несовместимы с принятыми в Германии демократическими нормами».

 

Возмущённая общественность не заставила себя долго ждать. Уже на следующий день Саррацина успели назвать «сумасшедшим» (эксперт СвДП по вопросам образования Мике Зенфтлебен (Mieke Senftleben) ), «провокатором» (уполномоченный столичного Сената по делам миграции и интеграции Гюнтер Пининг (Gnter Piening) ) и «воинствующим антиисламистом, подливающим масло в огонь национальной розни» (вице-президент Исламской конференции Бадр Мохаммед (Badr Mohammed) ).

 

Последний из процитированных обратился к федеральному канцлеру Ангеле Меркель (Angela Merkel) с требованием вывести «особо опасных фигурантов» вроде Саррацина из большой политики. Пининг посоветовал бывшему земляку «почитать Конституцию ФРГ», а госпожа Зенфтлебен – взять пару дополнительных выходных к Рождеству, ибо налицо «явное переутомление».

 

Однако, в отличие от октябрьского скандала, на этот раз у Саррацина нашлись сторонники. Ими стали отнюдь не товарищи по СДПГ, как можно было бы подумать, следуя партийной логике, – наоборот, берлинская социал-демократия даже подняла вопрос об исключении экс-сенатора из своих рядов, но была остановлена согласительной комиссией. Поддержали Саррацина в ХДС. Как отметил эксперт «чёрных» по делам образования Саша Штойер (Sascha Steuer), идея о запрете платков представляется «вполне своевременной» – «достаточно только посмотреть, как на глазах растёт количество учениц, из-за религиозных или псевдорелигиозных убеждений отлынивающих от занятий спортом и участия в школьных мероприятиях». Кроме того, подчёркивают в лагере ХДС, тезис о «платочках» на самом деле был лишь небольшим фрагментом из сформулированной Саррацином стратегии, смысл которой в следующем: принимая во внимание усиливающуюся исламизацию Европы, необходимо жёсткими мерами ограничить приток новых иммигрантов, а в отношении уже поселившихся в Германии иностранцев «усилить интеграционное давление», в частности принудить к обучению немецкому языку любыми мерами, «от финансовых до депортационных».

 

Результатом прошлого скандала с Саррацином в главной роли стало его условное понижение в должности – из отдела контроля за наличными средствами его отправили в отдел рисков и информационных технологий. Некоторые эксперты полагают, что путём лишения Саррацина ряда важных полномочий президент Федерального банка Аксель Вебер (Axel Weber) пытается вынудить подчинённого подать в отставку. Своей волей приказ об увольнении ему не подписать: члены правления крупнейшего финансового института страны назначаются и отстраняются от должности президентом страны. Но непохоже, чтобы борец за интеграцию согласился добровольно оставить свои посты. Из партии его тоже исключить не получается, поскольку согласительная комиссия СДПГ не нашла в тезисах Саррацина поводов для обвинений в «нарушении партийного устава». Да и госпрокуратура дело о разжигании национальной розни закрыла, расценив формулировки о «непродуктивных» мигрантах как «неудачные», но отнюдь не криминальные. Так что «немецкий Жириновский» ещё нескоро уйдёт в тень из большой политики. Тем более что в правящей ХДС его идеи по интеграции вызывают растущий интерес: как заявил Саша Штойер, нужно на правительственном уровне рассмотреть вопрос о том, как согласовать новаторские предложения Саррацина с действующим в Германии законодательством.