Миграция из бывшего СССР способствует образованию русскоязычной диаспоры в Германии. При этом перед иммигрантами неизбежно встаёт проблема интеграции в гражданское общество государства с иной культурой. Возникает вопрос: как формируются социально-психологические отношения коренного населения и русскоговорящих приезжих: этнических немцев, евреев, украинцев, русских – выходцев из одного ментального пространства?

С одной стороны, органы власти и германский народ допускают русскоязычное население в свою общность. С другой же – некоторые свойственные иммигрантам из бывшего Советского Союза национальные особенности входят в резкое противоречие с аналогичными аспектами жизни коренных немцев…

С этими и многим другими вопросами я обратилась в Министерство юстиции Гессена, в компетенцию которого входят вопросы интеграции и установления социального и политического взаимопонимания между народами стран Европейского союза. После некоторой растерянности от поставленных вопросов министерство предоставило возможность проведения развёрнутого интервью с бывшим депутатом земельного парламента Гессена, а ныне уполномоченной земельного правительства по делам поздних и вынужденных переселенцев госпожой Маргарете Циглер-Рашдорф (Margarete Ziegler-Raschdorf).

Как выяснилось, у нас в Германии не существует на официальном уровне понятия «русскоязычные иммигранты», а присутствует конкретная селекция на поздних немецких переселенцев и «прочих». Тема интеграции «прочих», как выяснилось, не имеет к Кабинету министров Гессена, равно как и других земель, никакого отношения, так как входит в сферу профессиональных интересов иных ведомств.

– Госпожа Циглер-Рашдорф, к какой категории русскоязычных репатриантов или эмигрантов причисляете вы поздних немецких переселенцев?

– Вашим вопросом вы демонстрируете мне равнозначное положение поздних немецких переселенцев и прочих иммигрантов из бывшего СССР. В этой связи я хочу ещё раз подчеркнуть однозначную принадлежность потомков немецких беженцев в Российскую империю к современному народу Германии. Я никоим образом не отношу поздних немецких переселенцев к проживающей в ФРГ русскоязычной диаспоре. Более того, я твёрдо настаиваю на определении deutschstmmig (немецкого происхождения), нежели russischstmmige Deutsche (немцы российского происхождения). В мою компетенцию входят вопросы поддержки и помощи при интеграции исключительно немецких переселенцев из бывшего СССР и стран Восточной Европы, таких как Польша и Румыния.

Миграция, как сейчас её называют, репатриация, взяла начало в 1953 году. Основой для присвоения подобного статуса и возвращения на историческую родину послужил Федеральный закон о депортированных от 22 мая 1953 г. (Bundesvertriebenengesetz). Первая семья из СССР пересекла границу ФРГ только в 1961 году. В 70-е годы поток переселенцев стал возрастать, но основное количество репатриантов прибыло в Германию в середине 90-х. С 1993 года в силу вступил закон, изменяющий официальный статус переселенцев на Sptaussiedler (поздние переселенцы). А с 1997 года, в целях регулирования потока прибывающих, были введены дополнительное условие приёма: все будущие репатрианты обязаны сдавать языковый тест (Sprachtest).

По решению кабинета министров Гессена в число задач курируемого мной ведомства входят:

поддержка требований поздних переселенцев;

совместная работа с интеграционными центрами и вспомогательными структурами по вопросам приёма, размещения, оказания всесторонней помощи и распределение прибывающих по городам;

содействие и политика координирования с различными ведомствами и коммунами поздних переселенцев как земельного, так и федерального значения;

сотрудничество с земельным комитетом Гессена по вопросам оказания помощи поздним и вынужденным немецким переселенцам.

Немецкое гражданство поздним переселенцам предоставляется опять-таки на основании Федерального закона о положении беженцев и вынужденных переселенцев. Тогда как разрешение на проживание для еврейских эмигрантов регулируется законом Aufenthaltsgesetz (иммиграционный закон о въезде и выезде иностранцев) в его последней редакции от 1 января 2005 года.

С 1979 года в федеральной земле Гессен зарегистрировано 178 тысяч поздних переселенцев, в то время как еврейских эмигрантов  не более 18 тысяч. Это ничтожно малое количество, поэтому вопросы интеграции русскоязычных эмигрантов находятся в компетенции Федерального ведомства по вопросам миграции и беженцев в Нюрнберге (Bundesamt fr Migration und Flchtlinge).

– Принимая во внимание ваше высказывание о бесспорной принадлежности поздних переселенцев к коренным немцам, оцените, пожалуйста, степень их адаптации в немецкий социум.

– Ещё в 1999 году премьер-министр Гессена Роланд Кох в постановлении правительства земли вынес чёткое определение: «Мы оцениваем приезд поздних немецких переселенцев как определённое достижение правительства ФРГ, улучшение нашей политики в области национальных отношений и находим в возвращении, казалось бы, утерянного потенциала, большую пользу для будущего Германии».

Как лицо, облечённое властью, могу добавить, что мы все испытываем перед ними большую моральную ответственность за пережитые ими в России страдания и причинённую им боль. Поэтому удовлетворение всех потребностей переселенцев входит в круг обязанностей земельного правительства. А деятельность союзов, и в частности, объединений по содействию возвращению на историческую родину, заслуживает особого внимания и одобрения. Но особо высоко я хочу оценить собственные усилия переселенцев по одолению непростой задачи интеграции в коренное общество. Поэтому мы поддерживаем все проводимые в жизнь проекты землячества немцев и немецкой молодёжи из России не только законодательно, но и в первую очередь финансово.

Практически все средние и реальные школы предлагают усиленную программу обучения немецкому языку, что создаёт хорошие предпосылки для продолжения языкового обучения при содействии фонда Otto-Benecke-Stiftung. И, конечно, с большим удовлетворением замечу, множество юношей и девушек смогли получить аттестат («абитур»), что позволяет без помех претендовать на получение профессионального образования в институтах и университетах. Понятно, не все обладают равными способностями и устремлениями. Многих вполне устраивает производственно-профессиональное обучение, для которого вполне достаточен уровень основной школы.

– Вы постоянно делаете упор на оказание содействия поздним переселенцам в изучении немецкого языка. Однако, согласно вашему радикальному убеждению, они не имеют никакого отношения к русскоязычной диаспоре. Зачем в таком случае при подаче заявки на репатриацию проводится экзамен на владение немецким языком и уделяется такое большое внимание их ограниченной языковой возможности?

– Длительное проживание в уловиях изоляции за железным занавесом, запретов изучения немецкого языка и восстановления национальных корней, отсутствие связи с Германией и, соответственно, с носителями современного языка, лишили многие поколения немцев из России возможности актуализировать языковые знания. А дети в таких семьях немецким языком вообще не владеют. Но приём поздних переселенцев подразумевает возвращение на историческую родину в качестве немцев. К условиям предоставления разрешения для иммиграции относится успешно сданный языковый тест.

– Можно ли оценить программу репатриации поздних немецких переселенцев как один из этапов холодной войны с «Империей зла»?


– В качестве ответа я предлагаю совершить небольшой экскурс в историю. Произвол государственной власти, принудительное рекрутирование в армию, постоянные религиозные распри, конфликты и ущемление конфессиональных интересов в германских государствах в период Семилетней войны 1756 – 1763 годов вынудили десятки тысяч немецких крестьян и мануфактурщиков на массовое переселение в отдалённые районы России. Политическая ситуация и межнациональные отношения тех лет между Россией и германскими государствами стали хорошим поводом для провозглашения Екатериной Второй манифеста о приёме немецких беженцев на территорию Российской империи. Не забывая о принадлежности к немецкой крови, но и не упуская из виду интересы отечества, российская императрица решила воспользоваться немецким потенциалом для достижения российской промышленностью европейских стандартов, а российским обществом – европейского лоска. Первоначальное формирование немецких колоний происходило по обе стороны Волги, в зависимости от принадлежности к определённой конфессии и прежнего места проживания.

Победа революции 1917 года и период Гражданской войны 1918 – 1922 годов характеризуются особой бесчеловечностью. Забыв о культурном и экономическом вкладе беженцев, а также приняв на вооружение политику кровавой расправы, местные власти под руководством советского правительства раскулачили, пустили по миру и лишили жизни тысячи зажиточных крестьян и ремесленников – потомков немецких переселенцев времён Екатерины Великой. Отделение церкви от государства явилось следующим шагом в дискриминации прав и унижении человеческого достоинства тех, кто принадлежал к немецкой диаспоре. Дальнейшие трагические события в истории страны, государственный переворот, смена политического курса, неотвратимое погружение в пучину хаоса и разрухи, распространение по всем регионам промышленно-экономического кризиса оказались не чем иным, как последствиями бессмысленного по своей жестокости и неоправданно халатного отношения к вкладу и заслугам потомков немецкого народа.

Кажущееся послабление режима и показной гуманизм отразились в правительственном указе от 1924 года: переселенцам позволили создать Автономную Социалистическую Республику поволжских немцев. А создание 16 земельных областей с преимущественным проживанием лиц немецкой национальности и законодательное формирование в Украине, в Крыму, на Кавказе, на Южном Урале, в Восточной Сибири, Казахстане и Киргизии 3 тысяч немецких общин с профильным немецким языком было оценено немецким населением как нормализация отношений и окончательное примирение. Как же они ошибались, какой же преждевременной и легковерной оказалась их вера в справедливость и милосердие правительства СССР!

С момента нападения Гитлера на СССР в связи с обвинением в пособничестве фашистским захватчикам в районы Восточного Урала, Сибири и Казахстана были депортированы около 800 тысяч лиц немецкой национальности. Так началась эпоха великого изгнания. К концу войны число изгнанных достигло 1,1 миллиона человек.

Рассортированные по возрасту и полу, считающиеся преступниками из-за одной только принадлежности к немецкой крови, тысячи людей были вывезены в трудовые лагеря с нечеловеческими условиями содержания. Никого не волновала судьба голодавших и умиравших от истощения заложников советского режима. Без какого-либо учёта груды безымянных, обтянутых кожей скелетов скидывались в наспех вырытые ямы и котлованы. В период с 1941-го по 1945 год советская власть целенаправленно уничтожала проживающих на европейской территории Советского Союза потомков немецких беженцев. И даже победа в мае 1945 года не внесла перемен в судьбы находившихся в положении рабов людей. Беспаспортные, вспоминающие о родном языке только в кругу семьи, они не имели права покинуть места принудительной оседлости. Их дети могли посещать только русскоязычные детские сады и школы. Дальнейшее образование исключалось. Потерявшие национальную идентификацию, отрезанные от корней, лишённые национальной культуры, российские немцы прошли через условия жесточайшей депрессии и нечеловеческой жестокости.

В период с середины 50-х и до начала 1989 года Германия приняла четыре миллиона изгнанных из стран Восточной Европы людей немецкой национальности. Беженцы из СССР составили 2,2 миллиона человек. И я заявляю ещё раз: Германия и сегодня несёт ответственность за людей, рождённых немцами и ставших жертвами не знающей жалости и милосердия политики межнациональных отношений.

– Что вы можете сказать о сегодняшней интеграции поздних немецких переселенцев? Не кажется ли вам, что вопросам адаптации мусульман в Германии уделяется большее внимание?

– Я не могу утверждать, что к проблемам интеграции мусульман в различных СМИ – от ТВ до прессы – относятся с бльшим вниманием. Возможно, частота общественных отчётов и высказываний зависит от степени опасности происходящих событий или регулярности преступлений, совершаемых внутри различных национальных групп. Определённо никто не будет отчитываться в интеграционных процессах, протекающих безболезненно. Кроме того, число мигрантов мусульманского вероисповедания значительно выше числа русскоязычных переселенцев. Поэтому и проблем у них больше.

Часто высказывается мнение о подмене интеграции ассимиляцией. Вряд ли эта точка зрения соответствует истине в отношении немецких переселенцев. Они вернулись на историческую родину, а этот факт ни в коей мере не ущемляет их личностные интересы и не лишает корневой культуры. Конечно, прожитые в Советском Союзе годы обогатили их внутренний потенциал немалым историческим и национальным наследием, от которых их никто не заставляет отказываться. Возникший симбиоз привносит своеобразие в современное немецкое общество, проявляющее неподдельный интерес при общении с несколькими поколениями русских немцев. Более того, их познания в русском языке и владение российскими профессиональными навыками могут послужить особенной силой и связным звеном в области экономического пространства между двумя странами.

И тем не менее самым серьёзным камнем преткновения при профессиональной востребованности и реализации внутри Германии как было, так и остаётся подтверждение приобретённого в России образования и признание иного уровня профессиональной квалификации и компетенции. Степень признания зависит от экономического и промышленного развития конкретных земель, от повышенного спроса в определённой области производства, качественного уровня предлагаемых переселенцами знаний и их личной мотивации. Владение языком играет в этом процессе не последнюю роль. Конечно, перед людьми старших возрастных групп открываются ограниченные перспективы. Молодёжь имеет все шансы к переобучению и повышению квалификации. И самая большая несправедливость заключается в косности и консервативности немецкого общества: из-за многовековых традиций мы неадекватно реагируем на незаурядных людей и поэтому часто упускаем шанс к распознаванию и развитию данных от природы отдельному человеку способностей или таланта. Это очень обидно.

На уровне земли мы постоянно проводим реформы, позволяющие внести изменения не только для поздних переселенцев, но и для всех миграционных групп различных национальностей. Первую и самую главную роль в этом процессе должны сыграть законодательные и финансовые методы содействия интеграции, как личностной, так и общественно-социальной. А освещение подобных проблем в прессе и на ТВ лишний раз привлечёт внимание власти к их скорейшему разрешению.

– Большое спасибо за интересную беседу!