План, который предстоит одобрить государствам-членам ЕС, довольно скромен, если принимать во внимание масштаб вызовов. Он предполагает:
− рост профессиональной активности населения до 75%,
− увеличение числа людей с дипломами высших учебных заведений до 40%,
− увеличение расходов на исследования и развитие до 3% ВВП,
− уменьшение числа людей, живущих в нищете с 80 до 60 миллионов,
− увеличение доли источников возобновляемой энергии и повышение энергетической эффективности

При этом никаких санкций для замешкавшихся не предусматривается.

Десять лет назад, провозглашая так называемую Лиссабонскую стратегию, Европейский союз имел куда большие амбиции. Тогда план предполагал, что объединенная Европа станет наиболее конкурентоспособным регионом мира, а источником этой конкурентоспособности станет экономика, опирающаяся на знания. Спустя буквально несколько дней после обнародования данной стратегии лопнул интернет-банк, с бирж испарились миллиарды долларов, вложенные в фирмы-пустышки Новой Экономики. Кризис 2000 года показал, как мало разделяет смелые (но реальные) мечты от опасных утопий.

Для многих аналитиков такой утопией была как раз Лиссабонская стратегия. Из нее ничего не вышло: ни одна из намеченных целей не была достигнута, а спустя десятилетие Евросоюз вместо того, чтобы усилить свою международную позицию, стал все менее заметен на карте мира. Он все еще сохраняет экономическое могущество, но фундамент этого могущества подвергся эрозии, поскольку конкурентоспособность европейской экономики падает. В глобальной гонке в важнейших дисциплинах, имеющих решающее значение для будущего, европейцам не хватило дыхания: они все слабее справляются с развитием науки и новых технологий.

Главным соперником теперь являются не только США (как это всегда было): прежде чем кто-либо успел сориентироваться, выросла и экономика, и научно-технологическая мощь Китая. Он отнял у немцев первое место среди крупнейших экспортеров, опередил Германию и Японию по количеству научных публикаций и количеству заявляемых патентов. Бывший премьер-министр Финляндии Эско Ахо (Esko Aho) несколько лет назад в своей статье "Creating Innovative Europe" предупреждал лидеров ЕС, чтобы они срочно взялись за модернизацию, пока не стало слишком поздно.

Стратегия "Европа 2020", по всей вероятности, появилась слишком поздно и ставит перед собой слишком незначительные цели. К сожалению, одновременно и слишком амбициозные для таких стран, как Польша. Пребывая в убеждении, что мы являемся "зеленым островком" в красном море рецессии, мы, видимо, не замечаем, насколько сильно изменились правила глобальной игры. Сегодня, ставкой стало само выживание Европейского союза в роли игрока, с которым считаются. Мы бы предпочли, чтобы все оставалось по-старому, а ЕС продолжал исполнять роль дойной коровы, помогающей строить автострады, стадионы и другие элементы более или менее необходимой инфраструктуры. С этой точки зрения вполне оправданы наши опасения в том, что новая стратегия повлечет за собой перенаправление средств брюссельского бюджета в основном на поддержку инноваций, а не на вытягивание европейской периферии из нищеты.

Проблема еще в том, что если ЕС не модернизируется и не вернет себе былой запал, он и так не будет в состоянии оказывать помощь. Потому нам стоит хорошо обдумать стратегию Польши в отношении Евросоюза и решить, какой вариант предпочтительнее: "бери деньги и делай ноги" или "деньги на бочку". Пока не стало слишком поздно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.