Лех и Мария Качиньские. Несколько месяцев назад одно из глянцевых изданий разместило их постановочные фотографии на фоне богато украшенной мебели и золотых канделябров. Сложно было устоять перед впечатлением, что после четырех лет жизни в Президентском дворце роскошь их подавляет.

Им не нужно было притворяться. Они составляли гармоничную Первую Пару. Президент: величественный, серьезно относящийся к своей должности. И она, Мария Качиньская – маленькая, утонченная, всегда тактичная и взвешенная. В своих нарядах (упрямо отказывавшаяся носить слишком пышные шляпы) и в своем поведении.

Должность лишила Леха Качиньского смелости: человек, который был душой компании, эрудитом, обладающим поразительной памятью внимательным наблюдателем, деревенел перед камерами.

Мария Качиньская исполняла роль первой дамы скромно, стоя в полушаге за мужем, чтобы не заслонить его. Бывало, что когда он допоздна засиживался со знакомыми, она появлялась в дверях. Тогда президент извинялся, оставлял компанию, желал хорошо развлечься и исчезал.

Страна для оппозиционера


Если бы не сложная история Польши, возможно, он стал бы актером. Ведь со своим братом-близнецом он удачно дебютировал в фильме "О тех, кто украл Луну" ("O dwóch takich, co ukradli księżyc"). Но он решил учиться на юриста и выбрал редкую, неблагодарную  специализацию – трудовое право.

Это было связано с его интересами вне научной сферы: вместе с братом Ярославом он включился в деятельность оппозиции. В 1968 году он участвовал в мартовских событиях, в 1976 включился в работу находившегося под руководством Збигнева Ромашевского (Zbigniew Romaszewski) Бюро интервенции Комитета обороны рабочих (KOR), где рассказывал рабочим о трудовых правах. С 1978 года он работал в организации Свободных профсоюзов (WZZ). Научной карьере это не способствовало. Работу в университете ему пришлось искать вне Варшавы – в Гданьском университете.

Там он познакомился со своей супругой. Шел 1976 год, он писал диссертацию, а Мария (окончившая обучение на факультете морского транспорта) работала в Морском Институте. Они происходили из похожих семей. Раймунд Качиньский, отец братьев, был солдатом Армии Крайовой, а мать, Ядвига – связной подпольной организации "Серые ряды" (Szare Szeregi). Семья Марии приехала из Вильнюса, отец воевал в виленских партизанских отрядах, один из ее дядьев – в корпусе генерала Андерса под Монте-Кассино, другой – погиб в Катыни. Лех и Мария поженились в 1978 году.

1980 год оказался особенным: Лех защитил диссертацию, родилась дочь Марта, а летом на Гданьской судоверфи начался "карнавал" "Солидарности". Лех стал советником бастующих, находился на верфи, включился в "Солидарность". Он руководил группой по контактам с Польской объединенной рабочей партией (PZPR).

Во время военного положения он был интернирован, и почти год, до октября 1982 года, провел в Стршебелинеке (Strzebielinek). Жена и дочь его ждали. Мария поддерживала дом, давала уроки английского и французского, занималась переводами. Выйдя на свободу, Качиньский вновь включился в деятельность подполья, а в 1987 году стал секретарем Всепольского исполнительного комитета Независимого самоуправляющегося профсоюза "Солидарность".

Генерал "войны в верхах"

В 1989 году Лех Качиньский вместе с братом высказались за проведение "Круглого Стола". Лех вошел в комиссию по вопросам профсоюзного плюрализма. В 1990 он стал заместителем председателя НСПС "Солидарность" − Леха Валенсы. Однако, проиграв в том же году борьбу за руководство "Солидарностью" с Марианом Кшаклевским (Marian Krzaklewski), отказался от своих функций в профсоюзе.

О нем часто писали во множественном числе, объединяя с братом-близнецом. Но те, кто знал его лучше, подчеркивали, что между братьями, несмотря на их сходство, существовали большие различия. Лех Качиньский был более умеренным. Вместе с Ярославом они были инициаторами активизации изменений, что привело к  т.н. "войне в верхах". Когда в 1990 году президентские выборы выиграл Лех Валенса, которого они поддерживали, Лех Качиньский оказался в его канцелярии, возглавив Бюро национальной безопасности. Он ушел с этой должности в 1991 году после конфликта с главой президентского кабинета Менчиславом Ваховским (Mieczysławem Wachowskim).

Хотя он никогда не являлся членом "Соглашения центристских сил" (Porozumienie Centrum), он занимался вместе с братом созданием этой партии, которая принимала участие в формировании правительства Яна Ольшевского (Jan Olszewski). После люстрационной "ночи папок", после которой правительство было отставлено, партия де факто перестала существовать.

Но это, парадоксальным образом, стало началом политической карьеры Леха Качиньского. Судьба улыбнулась ему дважды. В 1992 году он стал руководителем Высшей контрольной палаты, и благодаря тому, что он отлично справлялся с этой должностью, завоевал себе имидж добросовестного и способного чиновника. Там он нашел и собрал группу, которую позже использовал в политической борьбе, в нее вошли, в частности Эльжбета Крук (Elżbieta Kruk) и Александр Щигло (Aleksander Szczygło).

Следующий подарок судьбы он получил в 2000 году, когда Ежи Бузек (Jerzy Buzek), премьер теряющего поддержку правительства блока "Избирательная акция Солидарности" (AWS), предложил ему пост министра юстиции. Качиньский использовал этот шанс. Высказываясь за суровые наказания, в частности, за возвращение смертной казни, он быстро создал себе имидж "жесткого шерифа", который может вернуть стране порядок и справедливость. Хотя год спустя он ушел из правительства Бузека, он смог перековать свою популярность на предвыборную поддержку. Вместе с Ярославом он сплотил вокруг себя группу близких коллег и прежних членов "Соглашения центристских сил". Так в 2001 году появилась партия "Право и Справедливость " (PiS), которая взнесла Качиньского на президентский пост.

В 2003 году PiS выставил кандидатуру Леха Качиньского на выборах мэра Варшавы. Эта должность проложила ему путь к высшему посту в стране. В столице он построил Музей Варшавского восстания и вернул празднованиям годовщины его начала соответствующий статусу достойный характер, что было оценено не только ветеранами.

Когда в 2005 году он выиграл (вопреки прогнозам) президентские выборы, он сам признавался, что удивлен этому и в шутку отчитался перед братом: "Задание выполнено". Еще до того, как он принял присягу, ожидающим президентскую пару фотокорреспондентам удалось поймать картину их "обыкновенности": супруга президента выгуливала пса Тутуса.

Из района Повисле в дворец


Когда Лех Качиньский стал президентом, Мария долго откладывала переезд в Президентский дворец. Квартира в варшавском районе Повисле, где ее знали и любили простые люди, подходила ей больше. Она дружила с продавщицами из киоска и овощного магазина.

Когда президентская пара уже после инаугурации устраивала свой первый прием в дворце, она пригласила на него растерянную и неуверенную в своей дальнейшей судьбе обслугу, работавшую там при президенте Квасьневском.

В качестве первой дамы Качиньская оказалась очень самостоятельной: она свободно владела английским и французским, что очень помогало во время международных визитов. Она смело высказывала свое мнение: во время дискуссии о внесении в конституцию положения о запрещении абортов, она высказалась против этого и пригласила в Президентский дворец представителей прессы. Этот "круглый стол" вызвал бурную реакцию круга католической радиостанции "Radio Maryja".

Она недвусмысленно выступила на стороне экологов в конфликте вокруг долины Роспуды, а в 2008 году поддержала искусственное оплодотворение, возражая, однако, против его финансирования из бюджета.

Она была прекрасной визитной карточкой президента и иногда выступала в роли его специального посланника. В феврале 2006 года она принимала княжну Анну.

У нее не было собственного фонда – она сделала выводы из перипетий своей предшественницы, однако она активно занималась благотворительной деятельностью. В 2007 году она получила специальную награду телезрителей "Wiktor" за чуткость вне политических различий. "Я благодарю моего мужа, потому что без него меня бы здесь не было", – сказала она тогда.

"Мой малыш…"


 Лех Качиньский не боялся иметь свое мнение, он боролся за возвращение исторической памяти, награждал забытых героев. Благодаря ему на склоне жизни были награждены сидевшие в сталинских тюрьмах матери, незаметные герои "Солидарности", судьи, которые отказывались выносить приговоры активистам этого движения, Праведники мира.

Летом 2008 года в Тбилиси Качиньский встал во главе спешно собранной делегации стран региона и открыто протестовал против российского вторжения в Грузию. Он доказал, что свобода и независимость – также и других народов – он ценит больше, чем свою безопасность и жизнь.

Мария всегда его поддерживала. Она заботилась о том, чтобы муж хорошо выглядел в СМИ, чтобы он поворачивался к камере "лучшим" профилем, чтобы на лацкане его пиджака не было ни пылинки. Любопытные камеры как-то раз подсмотрели эту нежность президентской пары, когда Лех Качиньский ласково звал жену: "Маленькая, мой малыш…"