У пилотов самолета польских ВВС с высокопоставленной правительственной делегацией на борту, который разбился на подлете к российскому военному аэродрому, не было важных навигационных приборов и систем предупреждения о столкновении с землей, которыми обычно пользуются экипажи коммерческих лайнеров во всем мире.

Хотя следователи продолжают искать ключи к разгадке трагедии, и уже приступили к анализу записей самописцев, найденных на месте крушения самолета Ту-154 российской постройки, многие детали остаются неясными. Предварительные сообщения о том, что произошло на военном аэродроме "Северный" под Смоленском, говорят о следующем: построенный 20 лет назад самолет в густом тумане задел за верхушки деревьев, упал на землю и развалился на части, не долетев примерно полукилометра до взлетно-посадочной полосы. Очевидно, экипаж несколько раз пытался посадить машину.

По словам российских официальных представителей, авиадиспетчеры рекомендовали летчикам уйти на один из запасных аэродромов. Российские средства массовой информации процитировали в воскресенье заявления представителей власти, которые сказали, что в ходе предварительных следственных действий никаких проблем с двигателями, а также иных неисправностей на борту обнаружено не было.

Но уже на этом предварительном этапе эксперты по авиационной безопасности задаются одним основополагающим вопросом: были ли у польского президента Леха Качиньского, его супруги и остальных жертв элементарные средства обеспечения безопасности – как на борту, так и на земле – которые защищают почти всех пассажиров авиалиний, летящих на самолетах западных марок?

У этого расследования масса особенностей. Военные рейсы не подчиняются правилам Организации Объединенных Наций, в которых указано, какие должны соблюдаться процедуры. Правила ООН, например, гарантировали бы Польше доступ ко всей работе следствия, проводимого Россией. Россия пригласила поляков участвовать в расследовании в качестве жеста доброй воли, однако из-за деликатности данного вопроса могут возникнуть конфликты, а четких правил для их урегулирования нет.

Поскольку самолетом управляли польские военные, а на борту находились дипломаты, он мог не следовать тем правилам безопасности, которые обязательны для коммерческих пассажирских рейсов.

В то время видимость, согласно имеющейся информации, составляла менее километра. На коммерческих самолетах в таких случаях используется инструментальная система посадки, дающая летчикам так называемый угол глиссады, помогающий осуществлять безопасную посадку на ВПП. В данном случае, как говорят некоторые эксперты, предварительные данные свидетельствуют о том, что польский самолет заходил на посадку без применения средств точного захода, которые показали бы летчикам точное местоположение начала полосы, но в то же время, не могли дать четкие указания на то, что машина слишком быстро теряет высоту.

По данным предыдущих исследований Фонда безопасности полётов и других специализированных авиационных ведомств, посадка без применения средств точного захода в условиях плохой видимости как минимум в пять раз чаще приводит к авариям и летным происшествиям, нежели при использовании захода на посадку по приборам.

Бывший пилот американских авиалиний Джон Кокс (John Cox), являющийся сегодня авиационным консультантом, много раз расследовал авиационные катастрофы. По его словам, с годами "такого рода инцидентов становится все меньше и меньше", поскольку на коммерческих авиалайнерах все чаще используются приборы, "обеспечивающие пилотам высокую точность вертикального управления". Некоторые из этих систем настолько современны, что летчики могут сажать машины при видимости в сто метров.

Как говорит Кокс, правила безопасности запрещают большому коммерческому лайнеру осуществлять заход на посадку без применения средств точного захода, как произошло на российском аэродроме. Даже пилоты небольших служебных и частных самолетов, скорее всего, постарались бы снизиться и определить видимость, прежде чем садиться без точных средств обеспечения посадки.

Пожалуй, самым известным до сих пор случаем катастрофы VIP-самолета при посадке без средств точного захода была катастрофа в 1996 году, когда в Хорватии погиб министр торговли Рон Браун (Ron Brown) и еще 34 человека. Модифицированный Боинг-737, принадлежавший ВВС США, в условиях плохой погоды неточно зашел на посадку и летел слишком быстро, в результате чего сошел с курса и врезался в гору неподалеку от аэропорта Дубровника.

В августе 1997 года самолет корейских авиалиний с 254 пассажирами на борту врезался в гору, заходя в ночное время и в дождь на посадку без точных приборов в международном аэропорту Гуама. Следователи пришли к выводу, что командир корабля был сбит с толку из-за неполадок некоторых наземных навигационных приборов, не смог точно определить местоположение своего Боинга-747, а затем отказался снова набирать высоту, несмотря на предостережения остальных членов экипажа и бортовой системы предупреждения столкновений.

США и войска НАТО на удаленных аэродромах с минимумом средств обеспечения посадки обычно используют особые радары. Эти радары дают угол глиссады и обеспечивают более точную посадку самолетов.

Не исключено, что в кабине экипажа Ту-154 не было и других важных средств и приборов обеспечения безопасности. Построенные в США, Европе, Канаде и Бразилии коммерческие самолеты обычно оснащаются системами предупреждения о столкновении с землей. Такая система многократно предупреждает летчиков звуковыми и прочими сигналами в случае, если их самолет может столкнуться с землей. Среди прочего, компьютер предупреждает их о необходимости срочного набора высоты. Во многих случаях такие системы оповещают и предупреждают пилотов за 30 и более секунд до столкновения.

С середины 90-х годов передовые системы предупреждения о столкновении с землей стали нормой для коммерческих самолетов западных стран. С тех пор катастрофы исправных авиалайнеров в горах, а также аварии при снижении и заходе на посадку в аэропортах практически прекратились.

Официальных заявлений о том, были ли на борту польского самолета такие приборы, пока не поступало. Однако эксперты по вопросам безопасности заявляют, что на российских лайнерах такого стандартного оборудования нет.

Системы предупреждения о столкновении являются обязательным оборудованием в большинстве стран мира. Однако руководители авиационных ведомств и военачальники в бывшем Советском Союзе выступали против включения их в состав бортового оборудования авиалайнеров. Дело в том, что такие системы постоянно собирают данные о местности вокруг аэропортов и передают их на компьютеры в США, где это оборудование проектируется. Военное руководство бывшего Советского Союза  считало, что это рискованно для безопасности страны, о чем сообщил один из специалистов по авиабезопасности.

Хотя этому самолету было 20 лет, он легко мог быть оснащен таким оборудованием. Представитель компании Honeywell International Inc., которая разработала самые современные версии приборов предупреждения о столкновении с землей, заявил в воскресенье, что согласно предварительным данным, на польском лайнере система его компании не устанавливалась.

Передовая техника не гарантирует полную безопасность. В 2002 году российский пассажирский самолет Ту-154, оснащенный современной системой предупреждения столкновений в полете, столкнулся с оборудованным такой же системой транспортной машиной в небе над Германией, когда швейцарский авиадиспетчер по ошибке дал указание обоим бортам делать прямо противоположное тому, чего требовала автоматизированная система защиты. В результате погибло 69 человек.

Последняя катастрофа польского военного самолета с высокопоставленными руководителями на борту произошла в начале 2008 года, когда транспортный самолет ВВС задел верхушки деревьев и упал на землю менее чем в километре от взлетно-посадочной полосы на базе в северо-западной части страны. Тогда погибли все 20 человек, находившиеся на борту. В тот момент на аэродроме была плохая видимость, и шел сильный дождь, а летчики не использовали систему посадки по приборам.