Польские пилоты правительственного самолёта, разбившегося в субботу в Смоленске (тогда погиб президент и многие представители руководства страны), получали предупреждения — не садиться в неблагоприятных погодных условиях. Об этом сообщил заместитель премьер-министра России Сергей Иванов.

По его словам, первое же восклицание, записанное «чёрным ящиком», говорит о том, что экипаж ясно предупредили о нежелательности попытки приземления.

Самолёт сбросил высоту в условиях густого тумана и задел вершины деревьев, разбившись в нескольких сотнях метров от посадочной полосы.

Погиб президент Польши Лех Качиньский и ещё девяносто пять человек, включая множество официальных лиц, направлявшихся в Катынский лес под Смоленском для участия в траурных церемониях на месте, где Советским Союзом в 1940 году было уничтожено более 22 тысяч офицеров.

«Состояние обоих “ящиков” ... удовлетворительное», — заявил Иванов на встрече особой комиссии по расследованию аварии, возглавляемой премьер-министром России Владимиром Путиным.

Иванов сообщил, что уже стало возможным с уверенностью заявить, что «предупреждение о неблагоприятных погодных условиях в аэропорту Северный и рекомендация совершить посадку в другом аэропорту была не только передана, но и получена экипажем самолёта».

Глава следственной комиссии при российской прокуратуре Александр Бастрыкин заявил в воскресенье, что отказ техники в качестве возможной причины катастрофы уже не рассматривается, хотя самолёту было уже двадцать лет. Годом ранее польский самолёт был отремонтирован.

За выходные несколько официальных должностных лиц из России заявили, что пилот не следовал инструкциям авиадиспетчеров, размещавшихся в военном аэропорту Северный под Смоленском. Пилотам рекомендовали сесть в Минске или Витебске в виду густого тумана.

«Главный диспетчер приказал экипажу двигаться дальше, а когда экипаж не выполнил инструкции, он несколько раз приказал им лететь к запасному аэропорту», — заявил Александр Алёшин, заместитель главы военно-воздушных сил России. — «Но экипаж продолжил снижение. К сожалению, всё это окончилось трагедией».

Министр транспорта России Игорь Левитин заявил, что пилот принял решение садиться «самостоятельно», хотя видимость составляла всего четыреста метров, тогда как для посадки нужна видимость в один километр.

Лех Валенса, бывший президентом Польши с 1990 по 1995 год, заявил, общаясь с журналистами, что не думает, что пилот мог проигнорировать рекомендации диспетчера в Смоленске, предварительно не посоветовавшись с высокопоставленным начальством.

«Не верю, что пилот принял решение сам. Это непохоже на правду», — сказал Валенса. — «Когда я летал на самолёте, то всегда, при любых сомнениях пилоты подходили к руководителям и просили их принять решение, и только на этом основании предпринимались какие-либо шаги».

С другой стороны, как отметил лауреат Нобелевской премии мира, изредка капитан самолёта поступал наперекор просьбе находящегося на борту официального лица.

К примеру, в августе 2008 года, когда Качиньский попросил пилота польского самолёта приземлиться в грузинской столице Тбилиси в знак солидарности с президентом Михаилом Саакашвили во время скоротечной войны Грузии против России, пилот отказался сделать это и совершил посадку в соседнем Азербайджане.

Российские и польские власти пытаются опознать тела погибших. Пока что только тело Качиньского было привезено в Польшу и теперь лежит в капелле президентского дворца в Варшаве, куда приходят отдать ему последние почести тысячи людей.

Официальные похороны пройдут в субботу.