Фрагмент интервью с Норманом Дэвисом (Norman Davies) – британским ученым валлийского происхождения, автором работ по истории Польши, Британских островов и Европы.

- Являются ли поляки народом, отмеченным судьбой? В комментарии на тему субботней трагедии публицист "La Repubblica" Лючио Караччоло (Lucio Caracciolo) пишет: "символика трагедии, произошедшей в туманном лесу неподалеку от смоленского аэродрома, может потрясти даже самых равнодушных".

- Я много раз слышал мнения о польской судьбе и предназначении. Я сам посвящал этому вопросу свои исследования и написал книгу. И, невозможно отрицать, что исторический образ был в польской традиции всегда чем-то более убедительным, чем факты. Эти факты часто заслоняла польская мартирология. Но, давайте, внимательно присмотримся к этому случаю. Что в действительности произошло? Авария! Случайное, трагическое происшествие. Такое, как автомобильная авария, только его масштаб больше потрясает и печалит. Но это только несчастный случай.

- Даже если такая судьба уготована случаем, была ли эта жертва за Катынь? Парадоксально, но именно в результате этой катастрофы весь мир узнал о том, что случилось в этих лесах 70 лет назад. Не это ли было важно полякам в последнее двадцатилетие? С этой миссией летел туда президент Лех Качиньский.

- Конечно, это необычайная ирония судьбы: эта катастрофа случилась по пути в Катынь, в годовщину убийства польских военных. И, конечно, сама эта катастрофа просто прокричала всему миру о причинах, по которым поляки каждый год собрались в этом месте. После этой трагедии мир услышал про Катынь, стал говорить о ней, открывать ее и пытаться понять. С этой точки зрения, принимая во внимание историю Польши XX века, это была чрезвычайно символичная жертва.

- Символом чего станет Катынь 2010 года? Очередной потрясшей всех трагедии?

- До настоящего времени Катынь была аллегорией польских бед, которые долгие века приносили соседи и союзники. Катынь была средоточием всего зла, которое было причинено Польше в прошлом столетии. Польша это переживала, страдала и никогда от этого не избавится. Сейчас история дописала к этой драме еще одно действие. Но я вижу в нем неправдоподобный поворот сюжета. Когда я смотрю на гигантские перемены, происходящие в польско-российских отношениях, я не могу поверить, что я дождался таких времен. Отношения двух стран получили шанс стать лучше, чем были когда-либо в истории этих народов, и это вовсе не утопия. Это происходит на наших глазах, и нужно быть слепым, чтобы этого не замечать. Фильм Вайды о Катыни еще несколько дней назад был показан на небольшом российском канале, а уже тогда говорили о переломе. В воскресенье "Катынь" показал крупнейший канал. Для миллионов россиян это была первая встреча с правдой о событиях 70-летней давности!

- Место казни польских военных и крушения самолета с польскими лидерами послужит завязыванию настоящей польско-российской дружбы? Это очень смелая идея, господин профессор.

- Я пойду еще дальше. Я считаю, что Катынь явится своеобразным катарсисом для всего российского народа. Это может прозвучать странно, но польские катаклизмы помогут россиянам повернуться к кошмарам собственного прошлого. Не забывайте, что Сталин в рамках своей безжалостной системы террора убивал не только поляков. Прежде всего, он убивал собственных граждан, своих офицеров, подчиненных, простых людей. События, свидетелями которых мы стали, будут для России тем, чем когда-то было возникновение польской "Солидарности". Когда в Польше на закате коммунизма миллионы рабочих бастовали и боролись за свои права, россияне смотрели на это с большим замешательством и, можно сказать, теряли доверие к системе. Это явление в Польше недооценивают – его влияние на Востоке было большим, чем принято считать. Сейчас подобным образом подействует знание о Катыни. Это звучит неправдоподобно, но правда о преступлениях Сталина знакома лишь элите  - образованным россиянам, а все остальные живут в полном неведении об этих исторических фактах. Это изменится, и таким же образом изменится Россия. Благодаря Катыни.

- Вы не думали, что в действительности кроется за жестами премьер-министра Путина? Я помню его действия после катастрофы с подводной лодкой "Курск". Тогда на вопрос журналиста CCN, что случилось с лодкой и экипажем, он бесстрастно отрезал: "Она утонула".

- Российский премьер отчетливо меняет направление своей международной политики. События последней недели нельзя рассматривать в отрыве хотя бы от прошлогодних мероприятий, приуроченных к годовщине начала Второй мировой войны. Приехав в Гданьск, Путин донес до сознания россиян, что война началась в сентябре 1939 года, а не двумя годами позднее, как считало 80 процентов российского общества. У меня создалось впечатление, что Путин шаг за шагом реализует политику искупления, движется к исторической правде. Еще 10 лет назад он казался нам уверенным и решительным противником расчета с советскими грехами. Неделю назад я был с моей супругой в Катыни, мы наблюдали за мероприятиями с участием российского и польского премьеров. Я должен сказать, что уже тогда меня очень удивил российский лидер, поскольку я в первый раз видел не только его сильную, беспощадную риторику, но и человеческие чувства.

- То есть, следует понимать, что эти человеческие чувства будут чаще видеть не только поляки, но и россияне?


- Этого я не знаю. Историк не знает будущего, он может лишь интерпретировать факты. Но я вижу определенный поворот в его поведении. Россия – это огромная страна с очень сложной историей. Выбрала ли она курс на, скажем так, европейскую демократию? Сложно сказать, но в настоящий момент мы можем наблюдать рождение совершенно новой ориентации России. Может быть, Путин понял, что его страна не может иметь врагов у каждой своей границы. На востоке российским интересам угрожает Китай, так что Россия должна открыться в стону Европы. Польша – это форпост Европы и всегда им была. Для Москвы это первая ступень в налаживании международных отношений.

-Ожидаете ли вы окончательного выяснения катынского вопроса – открытия Россией всех документов, окончательного закрытия этого дела, десятилетиями отравлявшего наши взаимные отношения?

- Подавляющее количество этих документов уже известно. Если где-то и остались пустые места, то это, в основном, касается той части сталинского преступления, жертвой которых стали сами россияне. В Катыни и ее окрестностях находится множество неоткрытых массовых захоронений, где покоятся россияне. У нас, у польской стороны, есть имена, доказательства, надгробия, а у другой – неопределенность, тайна, неведение и туманные улики, скрывающиеся где-то в неизвестном лесу.

- Вернемся к субботней катастрофе и связанных с ней улик. Грозят ли нам, по вашему мнению, гипотезы подобные тем, что сопровождали гибель генерала Владислава Сикорского (Władysław Sikorski)?

- Крушение президентского самолета, смерть десятков людей, летящих с самым охраняемым лицом государства…Конечно, найдутся люди, подбрасывающие общественному мнению идеи о заговоре. Я подозреваю, что такой сценарий тоже возможен и, четно говоря, я немного этого опасаюсь. Обе катастрофы, при разных пропорциях, в частности касающихся числа жертв, имеют много общего. До момента недавней эксгумации останков Сикорского историки строили научные карьеры на анализе теорий заговора, связанных с его трагической смертью. Все эти разоблачения поутихли только тогда, когда выяснилось, что никакого покушения на его жизнь не было. Когда эмоции настолько сильны, когда трагедия настолько беспрецедентна, всегда найдется кто-то, кто будет искать чего-то большего, чем просто информация о несчастном случае. К сожалению, в таких случаях больше всего страдает правда.