Недавний премьерный показа по российскому телевидению кинокартины «Катынь» (2007) об уничтожении цвета в 1940 году польского офицерства сталинскими спецслужбами расценивается как беспрецедентный жест России в адрес Польши и важнейший шаг на пути примирения двух давних недругов.

Создатель фильма, польский кинорежиссёр  Анджей Вайда (84  года) не мог поверить в то, что его фильм показали по российскому телевидению, но теперь он полагает, что создаются условия для нормализации отношений между Москвой и Варшавой.

В интервью в варшавской киностудии Аксон, которое Вайда дал три дня спустя после авиакатастрофы, в которой погибли президент Польши Лех Качиньский и десятки высокопоставленных политиков и военных, направлявшихся в Катынь на траурные мероприятия, посвящённые памяти жертв расстрела, знаменитый кинорежиссёр оптимистично высказался относительно возможного примирения между обеими странами. По его мнению, несмотря на то, что Польша значительно продвинулась вперёд, над ней всё ещё довлеет определённый груз прошлого.

Вопрос: Возможно ли примирение с Россией?

Ответ:  Все предпринимаемые Москвой шаги указывают на возможность примирения. Дай Бог, чтобы как можно быстрее были прояснены все обстоятельства катыньского расстрела. Если мы примирились с Германией, то можем примириться и с Россией. Я думаю, что это вполне возможно.

- Стала ли Ваша картина  фактором сближения между двумя странами?

-Если это и так, то её вполне можно использовать в очень сложной и обширной головоломке: отношение россиян к преступлениям сталинской эпохи. Если Москва готова подвергнуть пересмотру то, что происходило в советскую эпоху, примирение с Польшей вполне возможно. Я был в Катыни 7 апреля, когда премьер-министр Польши и его российский коллега Владимир Путин почтили память жертв той трагедии. Надо рассказать правду о преступлениях сталинизма.

-Как Вы восприняли показ своей картины «Катынь» по каналу «Культура» российского телевидения 2 апреля?

- Я был просто ошарашен. Я никогда бы не мог себе представить, что «Катынь» покажут по российскому телевидению. Они её купили год назад, но я не думал, что она будет включена в программу показа. Её в конце концов показали, хотя и по тематическому каналу с ограниченной аудиторией. Но всё-таки они на это пошли. Но что мне показалось уже совершенно невероятным, так это то, что её показали в прошлое воскресенье по федеральному каналу в прайм-тайм, когда у телевизоров собираются миллионы людей. Моему изумлению просто не было предела.

-Есть ли вероятность того, что Россия откроет засекреченные архивные материалы той эпохи или официально попросит прощения за Катынь?

- Это возможно. Можно сказать, что в этом направлении предпринимаются определённые шаги, а в нашем мире ничего просто так не происходит. Всё продумывается заблаговременно. 

- Ваш отец был одним из 22 000 польских военных, расстрелянных в 1940 году в катыньском лесу. Что было самым страшным в том массовом убийстве?

-Во–первых, убийство цвета нации. Преподаватели, учёные, врачи, военные… были расстреляны наиболее образованные люди. Это было очень больно. Это останется в моём сердце навсегда. Во-вторых, ложь была тоже ужасна. Во времена коммунистической диктатуры об этом нельзя было даже говорить.

-Некоторые комментаторы сравнивают катыньское убийство с субботней авиакатастрофой, поскольку в самолёте находились представители высшего руководства страны. Вы согласны с такой постановкой вопроса?

- Это нельзя сравнивать. Ни по количеству жертв, ни по обстоятельствам гибели. В 1940 году они были расстреляны, а во втором случае речь идёт об авиакатастрофе. Конечно, если говорить в личном плане, то все потери невосполнимы.

- Польша отреагировала на недавнюю трагедию укреплением национального единства и, независимо от идеологических  взглядов, отдала дань памяти жертв катастрофы. Как Вы считаете, это единство будет крепнуть?

- Наша реакция была очень эмоциональной. Будущее покажет, как долго продержится этот настрой.

- В августе 2007 года,  когда произошла смена правительства и Ярослав Качиньский, брат погибшего президента, проиграл выборы, Вы, похоже, возлагали надежды на зарождение новой Польши. Политика Качиньского была направлена на то, чтобы покончить с коммунистическим прошлым и возродить традиционные ценности. Новый премьер-министр Дональд Туск обещал обновление. Он Вас не разочаровал?


-Я всегда был скептиком. Остаюсь им и сейчас. Однако продолжаю поддерживать Гражданскую Платформу. Политическая обстановка успокоилась. Людей уже не преследуют за их коммунистическое прошлое. Мы приблизились в Европейскому Союзу. Произошло много перемен, но прошлое всё ещё даёт о себе знать, как, например, Институт Национальной Памяти (где историки всё что-то выискивают в архивах спецслужб коммунистического периода). Новую Польшу мы ещё не построили. Для достижения полного обновления надо будет дождаться следующих выборов.