Трагическая гибель польского президента Леха Качиньского, а также десятков военачальников, политиков и высокопоставленных советников приковала внимание всего мира к произошедшей 70 лет тому назад массовой расправе в Катыни, а также к той ситуации, в которой это случилось. Это произведет отрезвляющее воздействие на процесс польско-российского примирения – если только руководители Российской Федерации, являющейся правопреемницей Советского Союза, не откажутся признать все факты о Второй мировой войне.

Когда российские лидеры 9 мая будут отмечать в Москве День Победы, вновь возникнут весьма неудобные вопросы о позорном советско-нацистском альянсе, создавшем возможность для начала Второй мировой войны. В последние годы Кремль, заявляя о том, что Россия остается "великой державой", стремится скрыть или исказить причины войны. В официальных заявлениях и учебниках истории Советский Союз по-прежнему  изображается как жертва и победитель, но не как соучастник преступного сговора с Гитлером, в рамках которого он в сентябре 1939 года вторгся в Польшу, уничтожил десятки тысяч польских граждан и отправил в сибирскую ссылку более миллиона поляков.

Авиакатастрофа неподалеку от Катыни вновь заставит мир сосредоточить внимание на польско-российских отношениях и придаст новую актуальность сделанным недавно шагам в сторону взаимного примирения. Действительно, российской премьер-министр Владимир Путин заслужил похвалу за то, что пригласил премьер-министра Польши Дональда Туска на памятную церемонию в Катыньском лесу, которая прошла накануне роковой авиакатастрофы, и тем самым признал значимость этой трагедии для польской нации.

Однако цели Путина, возможно, были не столь однозначны. Безусловно, Кремль не может больше нагло отрицать, что массовую расправу под Катынью устроили советские службы безопасности. Вместо этого, он пытается создать вокруг данных событий новый контекст, чтобы свести их значение к минимуму. Россия всячески избегает официальных извинений в адрес Польши на государственном уровне. Она представляет события в Катыни как одно из многочисленных злодеяний безликого "тоталитарного режима" и отказывается называть массовые убийства в Катыни военным преступлением.

Ее мотивировка вполне логична. Если катыньские события назвать военным преступлением, то нужно будет установить, кто и с кем воевал. Почему 20 с лишним тысяч польских офицеров, а также более миллиона граждан Польши в сентябре 1939 года оказались в Советском Союзе вместо того, чтобы защищать Польшу от нацистского вторжения? Сегодняшние российские руководители старательно избегают дискуссий о советском вторжении в Польшу, о пакте Гитлера-Сталина и о тесном сотрудничестве двух диктаторов до и во время Второй мировой войны, которое было нацелено на раздел Польши и остальных стран Восточной Европы. Советы стали антифашистами только тогда, когда Гитлер решил, что Москва как союзница ему больше не нужна.

Вместо признания фактов, вскрывающих причины Второй мировой войны, Кремль занимается массовой дезинформацией, пытаясь убедить мир в том, что Россия была ключом к победе в Европе. При этом он старательно избегает упоминаний о том, что Советский Союз был также ключом к разгрому многих европейских государств. Советский Союз позволил Гитлеру провести блицкриг против Польши; он осуществлял жизненно важные для Берлина поставки товаров, топлива и военных припасов; он дал Гитлеру возможность приступить к захвату Западной Европы; он помогал в создании условий для нацистского Холокоста, а сам при этом проводил массовые убийства и депортацию граждан из покоренных стран.

Не удивительно, что Путин накануне праздника 9 мая решил отметить юбилей расстрелов в Катыни, просчитав, что польские руководители ответят взаимностью на его ограниченное признание катыньской трагедии и приедут на празднование Дня Победы, придав тем самым больше убедительности искаженной российской версии исторических событий. Катыньская авиакатастрофа может разрушить данную стратегию, поскольку массовые убийства 70-летней давности стали темой оживленных публичных дебатов, на фоне которых зазвучали призывы к более тщательному научному исследованию истории тех дней. По иронии судьбы вторая катыньская трагедия дает возможность начать подлинный процесс российско-польского примирения, если только руководство России согласится на ряд важнейших мер. Во-первых, ему необходимо публично признать, что убийства в Катыни являются военным преступлением, совершенным против Польши, а также попыткой обезглавить руководство страны, которую сталинский режим хотел оккупировать и аннексировать, что он и сделал после войны.

Во-вторых, необходимо открыть все российские архивы, относящиеся к этим жестоким злодеяниям, чтобы историки могли установить все факты и личности исполнителей этих преступлений, а также понять, как данные преступления скрывались на протяжении 50 с лишним лет.

В-третьих, российские власти должны начать говорить всю правду о Сталине и о роли Советского Союза во Второй мировой войне как соучастника сговора с Гитлером, ставшего со временем одной из жертв нацизма. Без таких смелых шагов оттепель в отношениях Варшавы и Москвы так и останется тонким слоем рыхлой земли над вечной мерзлотой.

Януш Бугайски заведует кафедрой им. Лаврентиса Лаврентиадиса в Центре стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies).