Крушение самолета президента Польши вызвало шок как в Польше, так и в России. "Мистика Катыни" оставляет пока мало места разуму. Слишком свежа рана, и эмоции бьют через край. Но уже нашлись политики, которые спешат использовать трагедию в своих интересах. Грубым диссонансом на фоне траура, объявленного и в Польше, и в России, прозвучали обвинения депутата польского парламента Артура Гурского.

Этот представитель правой партии "Право и Справедливость" заявил: "Я практически уверен, что россияне нас обманывают. /…/ При этом, если собрать вместе всю поступающую информацию, даже если она относится к различным возможным сценариям, а также принять во внимание намерения россиян, можно (хоть и без стопроцентной уверенности, так как сейчас еще нет очевидных доказательств) сказать, что Россия в некотором смысле ответственна за эту катастрофу, за эту новую Катынь". Вот так вот, в классических традициях театра абсурда: "ничего не известно, поэтому я уверен".

И все же есть и другая сторона этой трагедии. Россияне несли цветы к польским дипломатическим представительствам и на место трагедии. Разные "гурские" могут, конечно, и это объявить акцией ФСБ. Но в Польше есть здравомыслящие люди. Обращение польской общественности к российскому народу под коротким заглавием "Спасибо!" было опубликовано на польском портале Onet.pl. Оно внушает надежды на то, что отношения двух народов, тесно связанных веками очень сложных отношений, войдут в нормальное русло, достойное этих народов.

Историю Польши вплоть до последнего, по историческим меркам, времени, можно коротко определить как: "от величия до упадка и разрушения". Четыреста лет назад в Варшаве праздновали "окончательную победу над Московией", пленного царя Василия Шуйского привезли в польскую столицу и заставили поклониться в ноги королю Сигизмунду III. Но потом история не раз сыграла с Польшей злую шутку. В конце 18 века некогда могучее государство, претендовавшее на роль срединной империи Европы, перестало существовать в качестве независимого субъекта политики. Независимость Польши была восстановлена только в 1918 году.

Жерновами, перемоловшими несколько поколений поляков, стали Германия и Россия, как бы они не назывались в тот или иной исторический период: Пруссия, Российская империя, Третий рейх или СССР. Но стоит ли в нынешней Европе вспоминать старые обиды, и тем более, строить на их основе свою внешнюю политику? Любой, проехавшись по российскому Золотому кольцу, наслушается рассказов гидов о борьбе русского народа против польских интервентов в период Смутного времени. Однако никому в России как-то не приходит в голову строить на этом обветшалом историческом фундаменте реальную политику.

Конечно, та же самая Катынь — гораздо более свежая рана. Желающих поспекулировать на теме Катыни в Польше (и не только в Польше), хватает и сегодня. В ответ слышатся призывы потребовать от Польши извинений за зверское отношение к пленным красноармейцам, которые тысячами гибли в польских концентрационных лагерях после советско-польской войны 1919-1920 гг.

И все же отношения России и Польши только один из примеров так называемых "фантомных болей", терзающих многие страны и народы. Насчитать таких болезненных узлов в мире можно десятки, если не сотни. Американцы психологически до сих пор не могут простить русским то, что в годы "холодной войны", единственный раз за всю историю своей страны, они боялись, что бомбы и ракеты обрушатся на их собственную территорию. У русских свои устойчивые фобии. Веками огромная страна была лакомым куском для завоевателей как с востока, так и с запада. В результате формула "лучший друг России — это ее армия и флот" четко прослеживается в массовом сознании россиян.

Исторические штампы иногда кажутся совершенно непреодолимыми. Но современный мир меняется так стремительно, что цепляться за них все же не имеет уже никакого смысла. Вспомним, например, парадокс, относящийся к эстонцам или латышам. Веками исконным врагом они считали немцев. Но хватило всего года сталинского режима, и вот уже главными врагами становятся русские, в которых видели олицетворение этого режима.

Массовому сознанию вообще свойственна редукция, упрощение фактуры событий, что приводит к своего рода исторической паранойе, когда некоторые, пускай и трагическое события, считаются определяющими для отношений народов на вечные времена. Объективных причин для вражд ебных отношений между Польшей и Россией сейчас просто не существует. И хочется верить, что трагедия в небе над Катынью, как это ни странно на первый взгляд звучит, поможет сближению народов этих двух стран.