В кабине пилотов потерпевшего крушение самолета, на котором летел президент Польши Лех Качиньский, находились лица, не входившие в состав экипажа, сообщила глава Межгосударственного авиационного комитета (МАК) Татьяна Анодина.

По ее словам, эти люди не были членами экипажа. "Голос одного идентифицирован", - уточнила Анодина в среду на пресс-конференции в Москве.

В начале мая информация о посторонних в кабине появилась в польских СМИ, но генпрокуратура Польши тогда ее не подтвердила.

Глава МАК не сообщила, кому конкретно принадлежал голос, сославшись на морально-этические соображения, касающиеся, в первую очередь, родственников погибших.

Другие посторонние голоса "подлежат идентификации польской стороной", - пояснила Татьяна Анодина.

По ее словам, дверь в кабину пилотов была открыта, что усложнило опознание голосов из-за шумов.

Уполномоченный представитель Польши Эдмунд Клих, выступая перед журналистами, отметил, что самолет польского президента принадлежал военной авиации, а не гражданской, поэтому на него не распространялись правила, запрещающие пребывание в кабине пилотов посторонних лиц.

По мнению Клиха, присутствие в кабине посторонних "не имело решающего влияния на произошедшие события".

Татьяна Анодина на это заметила, что "в российских федеральных авиационных правилах есть четкие указания, что не допускается нахождение в кабине летного экипажа лиц, которые не связаны с выполнением полетного задания". Это касается и мировой практики, добавила глава МАК.

Между тем, Клих подчеркнул, что у польской стороны нет никаких проблем с российскими экспертами в расследовании причин катастрофы.

Взрыва не было


На совместной российско-польской пресс-конференции были подведены предварительные итоги расследования обстоятельств авиакатастрофы под Смоленском.

Самолет Качиньского Ту-154 разбился 10 апреля при заходе на посадку на аэродром "Северный".

Погибли все находившиеся на борту 96 человек, включая президента Польши, его супругу и многих высокопоставленных представителей польских властей.

По словам Анодиной, техническая комиссия однозначно установила, что теракта, взрыва, пожара на борту, отказа авиационной техники в полете не было. Двигатели работали вплоть до столкновения с землей.

Необходимую информацию передавала экипажу система предупреждения о столкновении с землей TAWS, была включена и работоспособна навигационная система GNSS.

"Экипаж своевременно получал данные о метеообстановке и запасных аэродромах от диспетчерских пунктов Минска, аэродрома "Смоленск-северный", а также от экипажа самолета Як-40 минобороны Польши, который произвел посадку на аэродроме примерно за полтора часа до катастрофы", - сказала глава МАК.

Последние минуты

О состоянии самолета, подготовке его экипажа и последних мгновениях полета рассказал глава технической комиссии МАК Алексей Морозов.

Он сообщил, что лайнер перед вылетом был полностью исправен, а аэродром "Северный" – пригоден для приема самолетов.

Вместе с тем, указал он, комиссией было установлено, что "экипаж [в составе четырех человек] был сформирован за несколько дней до полета". В МАК также отметили невысокий самостоятельный налет экипажа на этом типе самолета.

Морозов также сообщил, что перед полетом пилоты не имели данных о фактической погоде и "актуальных аэронавигационных данных по аэродрому назначения".

Тем не менее, по словам Морозова, "в ходе полета экипаж неоднократно информировался о погодных условиях хуже установленного минимума. Диспетчер дважды предупредил экипаж о наличии тумана, видимости 400 м, и что условий для приема нет".

Такую же информацию пилотам передавал и экипаж Як-40, приземлившегося в Смоленске ранее.

За 4 минуты до крушения, продолжил представитель МАК, экипаж Як-40 проинформировал экипаж Ту-154, что оценивает видимость уже в 200 м, а вертикальную - в 50 м.

При этом установленный минимум видимости для самолетов Ту-154, готовящихся к посадке на данный аэродром, по словам Морозова, составляет 1000 метров, а вертикальной видимости - 100 метров.

Тем не менее, экипаж президентского самолета пошел на пробный заход на посадку.

Первое предупреждение система сближения с землей выдала за 18 секунд до падения.

За 1100 м до взлетно-посадочной полосы самолет столкнулся с деревом и через несколько секунд разбился.

"Разрушений до столкновения с препятствием не было", - подчеркнул глава техкомиссии.

Отсутствие практики

Алексей Морозов также сказал, что, по данным комиссии, помимо недостаточного налета, экипаж не проходил необходимой подготовки на тренажерах.

Польский представитель Эдмунд Клих подтвердил эту информацию.

"В отличие от гражданской авиации, в 36-м полку программы подготовки на тренажерах экипажей самолета Ту-154 нет", - сказал он.

Председатель МАК Татьяна Анодина заверила, что причины катастрофы будут установлены в сжатые сроки, объективно и в условиях открытости. Будут разработаны рекомендации, чтобы подобные трагедии не повторились, сказала она.

Эдмунд Клих, в свою очередь, отметил, что экспертам предстоит установить, "действовал ли экипаж в состоянии стресса и спешки" и почему пилоты приняли решение сажать самолет в Смоленске вместо рекомендованного им ухода на запасной аэродром.

"Экипаж отдавал себе отчет, как важно участие президента Польши в катынских мероприятиях, и выбор запасного аэродрома привел бы к его опозданию в Катынь", - предположил представитель Польши.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.