Помимо привычной для последних лет демонстрации российской военной мощи на празднике 9 мая в Москве в этом году можно было наблюдать необычное зрелище: по Красной площади маршировали войска НАТО.

Присутствие бывшего врага вызвало споры в стране, которой не привыкать к непростым отношенияv c Североатлантическим альянсом.

Хотя в последнее время Брюссель и Москва осторожно начали налаживать связи, разрушенные недавней войной в Грузии, тот факт, что Москва пригласила солдат НАТО участвовать в параде наравне с российскими солдатами, заставляет задаться вопросом о том, как же будут развиваться отношения между НАТО и Россией в дальнейшем.

Будут ли новые связи между Москвой и Брюсселем прочными? И не приведет ли эта оттепель, в конце концов, к вступлению России в НАТО?

В настоящий момент и представители России, и представители НАТО продолжают говорить о перспективах сотрудничества с оптимизмом. В декабре 2009 года состоялось первое заседание Совета Россия-НАТО, деятельность которого ранее была приостановлена из-за войны в Грузии.
 
Пока заметнее всего новая оттепель проявляется в Афганистане. Несмотря на все разногласия с альянсом, Россия не хочет, чтобы он потерпел неудачу, так как в этом случае иметь дело с распространением экстремизма в Средней Азии придется ей.

Тем временем продолжают развиваться множество проектов. НАТО и Россия согласовали проект военных мероприятий на этот год. Видный российский эксперт по внешней политике Дмитрий Тренин считает, что России и НАТО также следует подумать о возможности создания совместной системы противоракетной обороны. Недавно эту мысль Тренина повторил российский министр иностранных дел Сергей Лавров. Существует немало областей, в которых стороны могут обмениваться опытом и технологиями, чтобы лучше противостоять общим угрозам.
 
Однако означает ли это сотрудничество, что былые соперники будут продолжать сближаться? Если да, то не станет ли когда-нибудь возможным вступление России в НАТО? Сколь бы гипотетической ни была эта перспектива, об этом иногда поговаривают как зарубежные политики, так и эксперты с обеих сторон.

Еще в декабре 1991 года российский президент Борис Ельцин направил НАТО письмо, в котором говорил о том, что его страна хотела бы в будущем стать членом НАТО. Преемник Ельцина Владимир Путин во время своего первого президентского срока также намекал на возможное вступление России в альянс.

В начале февраля этого года Институт современного развития – влиятельный либеральный аналитический центр, в совет попечителей которого входит президент Дмитрий Медведев, - опубликовал доклад о будущем России. В частности этот документ прогнозирует, что страна постепенно вступит в НАТО.

Однако этому есть ряд практических препятствий. Членство в НАТО подразумевает, что страна соглашается с определенным ограничением своего суверенитета, а также свободы действий, и это делает полную интеграцию России в альянс, как минимум, крайне проблематичной. Кроме того, многие сказали бы, что прием России в НАТО будет означать конец того альянса, каким мы его знаем. Получив право вето, Москва теоретически сможет легко парализовать его деятельность.

При этом скептики склонны игнорировать тот факт, что, несмотря на всю свою антинатовскую риторику, Москва, возможно, хочет получить влияние на дела НАТО, чтобы оставаться вовлеченной в диалог по европейской безопасности. Эта тема также присутствовала в предложенном г-ном Медведевым проекте Договора европейской безопасности

Так все же, примет ли альянс когда-нибудь Россию в свои ряды, как предлагали в опубликованном в марте немецким журналом Der Spiegel открытом письме несколько германских политиков, в том числе бывший министр обороны Фолькер Рюэ (Volker Ruehe)? Скорее всего, нет.

Вопрос о членстве России в НАТО будет и впредь оставаться сугубо теоретическим, - по крайней мере в обозримом будущем. Тем не менее, тонкие намеки Кремля, такие как публикация февральского доклада и парад на Красной площади, следует понимать как знак того, что он явно заинтересован укреплять связи с альянсом.

Если эта тенденция получит должное развитие, появится шанс на то, что взаимодействие Москвы и Брюсселя качественным образом улучшится и станет важным структурным элементом современной архитектуры европейской безопасности.

Якуб Кулханек – сотрудник Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований (Center for Eurasian, Russian, and Eastern European Studies) Джорджтаунского университета. Михал Тим – сотрудник Ассоциации международных отношений – пражского аналитического центра, специализирующегося на внешней политике.