Военные летчики не удовлетворены российским рапортом: "Из него следует, что мы какие-то сумасшедшие, которые летают наперекор всем правилам безопасности", − говорят они.

− Из рапорта Межгосударственного авиационного комитета (МАК) следует, что военный пилот летел очертя голову наперекор всем правилам безопасности, подвергая опасности свою жизнь и жизни пассажиров, −  подчеркивает возмущенный летчик из 36-го специального полка транспортной авиации. − А на нашу часть навесят ярлык безумцев. Арек (капитан Аркадиуш Протасюк (Arkadiusz Protasiuk), командир экипажа ТУ-154) был самым спокойным и уравновешенным человеком на свете. Он никогда бы не сделал ничего противоречащего процедурам.

− Они имели право сделать попытку зайти на посадку, − добавляет один из офицеров 36-го полка. − Снизиться до высоты принятия решения, а тогда, когда пилот убедится, что сесть не удастся, то он вновь уходит вверх. Они находились ниже этой высоты, но российский рапорт до сих пор не отвечает на вопрос почему.

Что имеют в виду военные летчики, подробно объясняет бывший военный летчик Михал Фишер (Michał Fiszer) - коллега погибшего под Смоленском генерала Анджея Бласика (Andrzej Błasik).

− Россияне сообщили, какова была видимость. Это так, но они не сообщили, какую информацию о давлении на аэродроме они передали экипажу Туполева, − говорит Фишер. − А это ключ к ответу на вопрос, почему они были так низко, так как именно на основании этой информации о давлении пилот настраивает приборы, служащие для определения высоты, на которой находится машина во время захода на посадку.

МАК также признал, что "черные ящики" зарегистрировали в кабине голоса людей, которые не являлись членами экипажа. Одним из них был генерал Бласик.

− Остальное легко дофантазировать: за спиной стоит трехзвездочный генерал и приказывает садиться, − говорит один из военных пилотов. − Только Бласик, которого я знал очень хорошо, это был не такой человек, что если он что-то сказал, это не подлежит обсуждению. Единственное, что меня беспокоит в этой информации, это факт, что подобные "прогулки" в кабину пилотов могут отвлекать экипаж.

Коллеги генерала заверяют: Бласик гарантировал, что никто ничего экипажу не прикажет. Хотя, конечно, присутствие командующего может смущать пилота.

− Если бы генерал Бласик что-то им приказал, то, самое большее, чтобы они ни в коем случае не садились в Смоленске, − утверждает Фишер. – Жаль, что он этого не сделал.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.