По словам Клер Т., чета миллиардеров передавала в конвертах немалые суммы денег, чтобы "подмазать" правых и в том числе кандидата от партии "Союз за народное движение" (UMP) на выборах 2007 года. "Ложь чистой воды", заявили в Елисейском дворце.

Ее показаний ждали, и те, кто надеялся услышать громкие разоблачения, не остались разочарованными. Бывший бухгалтер семьи Бетанкур ответила в понедельник на вопросы журналистов Mediapart, ранее дав показания в прокуратуре Нантерра, которая сейчас ведет предварительное расследование в связи с появившимися скандальными записями разговоров Лилиан Бетанкур (Liliane Bettencourt). Особое внимание в ее рассказе привлекают два имени. Первое "засветилось" в этом деле уже давно – это Эрик Верт (Éric Woerth), бывший министр бюджета, а ныне министр труда и казначей партии UMP. Второе же имя придает делу новый, куда более широкий размах: в нем появился Николя Саркози.

Бывшая поверенная четы миллиардеров (с 1995 по 2008 год), которая просит называть ее Клер Т., рассказывает, что была свидетелем "парада политиков" в доме семьи Бетанкур в Нейи-сюр-Сен. "Деде (прим. ред. Андре Бетанкур, скончался в 2007 году) всегда финансировал правых и не скрывал этого", вспоминает Клер Т., говоря о конвертах, в которых было от 10 000 до 200 000 евро. "Деде не жалел денег на то, чтобы подмазать нужных людей", продолжает она. С 2007 года, по мере ухудшения состояния здоровья миллиардера, "распределением" средств занялся управляющий состоянием Бетанкур Патрис де Мэстр (Patrice de Maistre), который уже фигурировал в эпизоде с незаконным прослушиванием.

"Николя Саркози тоже получал свои конверты"

"Самыми частыми посетителями были представители республиканской партии", - уточняет бухгалтер, приводя в пример Эдуара Балладюра (Edouard Balladur), чью президентскую кампанию 1995 года профинансировал "Деде". Касательно Жака Ширака информации у нее нет, но "зная щедрость Деде", она бы "этому не удивилась". Тем не менее, в одном кандидате у Клер Т. сомнений нет – это нынешний президент Республики и мэр Нейи с 1983 по 2002 год: "Николя Саркози тоже получал свои конверты. Происходило это обычно в одной из маленьких гостиных на первом этаже. (…) Это было привычным делом. В те дни, когда он или другие приходили, перед тем как сесть за стол меня просили принести небольшой бумажный конверт, с которым они затем и уходили".

Так, Клер Т. Приводит в пример 26 марта 2007 года. Патрис де Мэстр попросил ее сходить забрать из банка 150 000 евро. "Это для президентской кампании Саркози", - сказал он. "Я должен отдать деньги тому, кто занимается финансированием кампании, Эрику Верту". Тем не менее, у бухгалтера не было разрешения снимать больше 50 000 в неделю, и она смогла принести лишь эти деньги. Оставшиеся 100 000 евро Мэстр снял со счета в швейцарском банке. "Затем Мэстр сообщил мне, что пойдет на ужин с Вертом, чтобы, как он сказал, "незаметно" передать ему 150 000 евро". Будущий министр бюджета и казначей UMP занимался в тот момент вопросами финансирования кампании кандидата своей партии.

Доказательства

При всем этом Клер Т. признает, что не располагает убедительными материальными доказательствами в подтверждение своих заявлений. Бумаги, в которых отмечалось снятие наличности со счетов Бетанкур, она сдала Лилиан после увольнения в 2008 году. В любом случае, говорит она, выплаты политикам шли с пометкой "Бетанкур", означавшей "не оставлять письменных следов".   

Несколько минут спустя после публикации показаний в Елисейском дворце заявили, что все обвинения в адрес Николя Саркози "ложь чистой воды". "Доказательств явно недостаточно, но это нужно выяснить у финансиста кампании", - заявил официальный представитель президента по поводу кампании 2007 года. Эрик Верт со своей стороны заявил о своем возмущении, подчеркнув, что "никогда не использовал в политике ни одного незаконного евро". Адвокат Патриса де Местра также рассказал о том, что его клиент совершенно не согласен с утверждениями бывшего бухгалтера. Следователям теперь остается найти доказательства версии Клер Т., которая придает делу Бетанкур широкий государственный размах.   

По ходу дела Клер Т. также сделала еще разоблачающее Бетанкур заявление: "Налоговые органы не проводили никаких проверок по меньшей мере с 1995 года".

Бывший бухгалтер сказала несколько слов и о Флоранс Верт (Florence Woerth), которой платили "около 13 000 евро в месяц" и ежегодную премию "порядка 50 000 евро". "Совершенно очевидно, что ее взяли только потому, что ее муж был министром бюджета", - сообщила она, подчеркнув, что Патрис де Мэстр "был ей недоволен". Флорасн Верт была, по ее словам, "в курсе финансовых операций, но возможно не знала о налоговых махинациях".