Генеральный секретарь НАТО рассчитывает, что итогом очередного ежегодного саммита НАТО, который пройдет в ноябре в Лиссабоне, станут два достойных газетного заголовка события: заключение договора о противоракетной обороне в масштабах альянса и «перезагрузка» отношений НАТО с Россией, президент которой принял приглашение принять участие в саммите и согласился рассмотреть варианты сотрудничества по ПРО.

В НАТО до сих пор ведутся дебаты вокруг ключевых моментов новой стратегической доктрины, которую будут публиковать в Лиссабоне — впервые после 1999 года.
Среди пунктов — ядерное разоружение (в этом вопросе расходятся Франция и Германия) и отношения альянса с Европейским Союзом (они, как всегда, сложные из-за проблем с Кипром, Грецией и Турцией).

Более того, существует не менее проблемный вопрос противоракетной обороны, причём начинается он с того, зачем эта вещь вообще нужна. Генеральный секретарь альянса Андерс Фог-Расмуссен, ранее бывший премьер-министром Дании, в своём интервью, которое он давал в недавно отремонтированном офисе (датский модерн, с ковром как в Овальном кабинете, только с печатью НАТО), отказался сообщить, откуда может исходить ракетная угроза.

«Ракетные технологии имеют свыше тридцати стран, и многие из них могут наносить удары по целям на территории стран альянса», — сказал он.
Главная угроза, как считается, исходит из Ирана, который параллельно с развитием своего атомного проекта строит сложные ракеты. Но президент Обама и европейцы предлагают провести еще один раунд переговоров с иранцами, чтобы побудить их перестать обогащать уран, а Турция не хочет, чтобы ракетные системы нацеливались на Тегеран, так что упоминать Иран было дипломатически некорректно.

Россию в числе угроз тоже не называли, учитывая то, как сильно нужны хорошие отношения с Москвой, и то, что президент России Дмитрий Медведев готов приехать в Лиссабон и обсудить вопрос участия России в создании противоракетного щита, который предшественник и возможный преемник Медведева Владимир Путин регулярно подвергал осуждению.

Все это резко контрастирует с саммитом 2008 года в румынском Бухаресте, где Путин испортил банкет и прочитал президенту Джорджу Бушу-младшему нотацию об окружении и об опасности приглашения Украины и Грузии в НАТО.

Расмуссен сказал: «Я рассчитываю, что [в Лиссабоне] союзники по НАТО решат, что мы будет развивать систему противоракетной обороны на основе НАТО. Но в то же время мы приглашаем Россию участвовать, а затем, конечно, придется придумать, как нам сотрудничать». По его словам, противоракетная оборона представляет «наибольший потенциал для расширения сотрудничества между нами».

В среду Расмуссен посетит Москву, где ему предстоит выполнить нелегкую задачу подготовиться к саммиту, который пройдет двумя неделями позже, ведь отношения между НАТО и Россией до сих пор натянутые.

Путин считает расширение НАТО на территорию бывшего Советского Союза угрожающим, а Запад возмущен оккупацией Россией двух важнейших провинций Грузии после российско-грузинской войны 2008 года, в которой увидел ответ на обещание НАТО принять в свои ряды Грузию. Москва и сейчас отказывается вывести оттуда свои войска.

На вопрос о том, что говорить обеспокоенным грузинам о «перезагрузке» отношений с Россией, Расмуссен сказал, что альянс не признает ни независимости, ни автономии, ни аннексии двух провинций, Абхазии и Южной Осетии; что альянс по-прежнему уважает суверенитет и территориальную целостность Грузии; что НАТО сдержит обещание и когда-нибудь примет в свои ряды Грузию и Украину.

По его мысли, тесные отношения альянса с Россией помогут Грузии вернуть свою территорию.
«Я действительно верю, что улучшение отношений между НАТО и Россией — это наилучший шанс для обеспечения мирного решения подобных споров», — сказал он.
Многие грузины и восточноевропейцы, однако, не верят, что Россия когда-либо вернет две провинции или же начнет считать НАТО своим партнером.
На вопрос о планах по обороне всех членов НАТО, включая страны Балтии и Польшу (ранее этот вопрос оставался открытым), Расмуссен ответил осторожно:
«Мы никогда не распространяемся о военных планах. Но могу вас заверить, и это относится ко всем союзникам, что у нас есть необходимые планы по защите их от любых угроз».

Расмуссен и прочие представители НАТО подчеркивают значение новой стратегической доктрины, разработка которой близка к завершению. Но стоит вопрос — как увязать друг с другом российскую «перезагрузку» и принципы НАТО?

Расмуссен, однако, говорит, что в интересах НАТО и России будет отыскать области пересечения интересов, связанных с безопасностью, и действовать совместно, в частности, в таких вопросах, как Афганистан, терроризм, наркотики, пиратство, компьютерные войны и даже противоракетная оборона, а такие спорные вопросы, как Грузия и Украина, оставить в стороне.

Когда было высказано мнение, что Россия, по всеобщему мнению, организовала компьютерную войну против члена НАТО — Эстонии — в 2007 году, Расмуссен запнулся, а потом сказал, что причастность Москвы так и не была полностью доказана.

«Проблема в том, что источник компьютерных атак очень трудно отследить», — сказал он. — «Так что нам придётся обзавестись средствами защиты обществ всех наших стран на равной основе».

НАТО пытается найти аналогичный баланс в своей новой доктрине между Францией — ядерной державой, настаивающей на решающем значении ядерного сдерживания, — и Германией, которая лелеет свои мечты о безъядерном мире.

Представители структур НАТО и посланники говорят, что формулировки пока не выработаны, но, скорее всего, они будут вытекать из слов президента Обамы — двигаться в направлении безъядерного мира, но сохранять сдерживающий потенциал.

«Мы весьма близки к консенсусу», — сказал Расмуссен. По его словам, противоракетная оборона дополняет сдерживающий потенциал, но не замещает его. Покуда ядерное оружие существует — «альянс», как он выразился, «будет оставаться ядерным альянсом».

В целом Расмуссен заслужил высокую оценку за работу с новой стратегической доктриной, собрав группу экспертов во главе с бывшей госсекретарём Мадлен Олбрайт. Составленный ею отчет был громоздок, но в нем содержались важнейшие компромиссы и определялись области, где консенсуса нет.

После этого Расмуссен написал свою собственную версию — более краткое заявление, в котором излагалось, что будет и что хочет представлять собой НАТО в новом веке, когда закончилась «холодная война», танковые сражения в Европе стали непредставимыми, а главная опасность исходит от террористов, ракет, несостоятельных государств, пиратов, бедности и Интернета.

Суть новой доктрины — назидательная, она — попытка ответить на вопрос: «Зачем это НАТО вообще нужно?» Саммит, как выразился один посланник, «созван для того, чтобы превратить организацию, построенную вокруг территориальной обороны от известной угрозы, в более динамичную, гибкую организацию, предназначенную для обеспечения безопасности и спокойствия граждан через посредство сотрудничества с остальными».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.