Брюссель – Мушкетерское соглашение в стиле НАТО, а также более тесное консульское сотрудничество могут создать основу для нового североевропейского альянса, что станет предзнаменованием будущих событий и тенденций внутри ЕС.

Мало кто знает ситуацию с безопасностью в высоких полярных широтах лучше, чем депутат эстонского парламента Тармо Кыутс (Tarmo Kouts). Работая в 70-е годы на судах советского торгового флота, Кыутс возил в Европу древесину через Карское и Баренцево моря. Когда Эстония обрела независимость, он помогал создавать ее вооруженные силы, поднявшись в табели о рангах до звания вице-адмирала, после чего ушел в политику. В 2007 году он следил за сообщениями о том, как экипаж российской субмарины установил титановый флаг на морском дне под Северным полюсом.

«Эта операция была сигналом со стороны русских. Сигнал был такой: «Мы уже здесь. Мы первые, и это принадлежит нам». Если говорить о Северном Ледовитом океане, то у них там в Мурманске и во многих других точках в арктических водах есть крупные военно-морские силы», - говорит Кыутс.

Он родом не из Северной Европы, где расположены такие страны как Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция. Но Кыутс поддерживает инициативу этой пятерки государств об объединении усилий в борьбе с таянием полярных льдов и в грядущей гонке за освоение новых месторождений полезных ископаемых и новых торговых маршрутов.

Министры иностранных дел на встрече в Рейкьявике в ноябре месяце обсуждали вопросы, связанные с заключением Северного пакта. Они снова будут обсуждать данные вопросы на апрельской встрече в Хельсинки.

Основой для этого пакта является так называемый доклад Столтенберга, представляющий собой перечень предложений. Этот доклад в 2009 году подготовил Турвальд Столтенберг (Thorvald Stoltenberg ) – бывший министр иностранных дел и бывший министр обороны Норвегии, а также отец нынешнего норвежского премьер-министра. Среди прочего, автор доклада предлагает следующие меры: создать военную и гражданскую оперативную группу для нестабильных регионов, совместное морское десантное подразделение, подразделение для действий в чрезвычайных ситуациях и в условиях катастроф, силы морского реагирования по типу береговой охраны, совместные системы защиты от кибернападений, совместную систему воздушного, морского и спутникового наблюдения и контроля, наладить сотрудничество по вопросам управления в Арктике, а также сформировать подразделение по расследованию военных преступлений.

В докладе также предлагается объединить консульские службы в тех местах, где у этих пяти стран нет дипломатических миссий. Среди остальных предложений есть одно, очень похожее на статью 5 из натовского устава - «один за всех и все за одного», которое гласит: «Страны могут в юридически обязывающем порядке установить, как они будут реагировать в том случае, если одна из североевропейских стран подвергнется внешнему нападению или ненадлежащему давлению».

Как заявил Столтенберг EUobserver, его план - это ответ на крупные геополитические изменения.

«Мы живем в мире, в котором уже нет такого понятия как «дальние страны». Такой реалии больше не существует … а проблемы сегодня серьезнее, чем прежде», - говорит он. «Я бы не стал использовать слово «состязаться», но мы должны быть способны выполнять свои обязанности», связанные с проблемами освобождающейся ото льда Арктики, добавляет он. «Сегодня мы уже не можем в одиночку справляться с задачами по поиску и спасению в данном регионе. Что касается военной стороны, то сегодня стоимость высоких технологий растет столь быстро, что либо мы начнем сотрудничать, либо наша оборона быстро деградирует. Если мы не будем сотрудничать, то через 20 лет в Европе останется всего четыре страны с достаточно сильными и эффективными вооруженными силами – Россия, Германия, Франция и Британия».

По словам Столтенберга, северный альянс - это «естественное» объединение.

«Это вопрос географии, культуры, ценностей. Мы говорим на одном языке. Мы ощущаем между собой такую близость, какой у нас нет с другими народами, - говорит он. – В странах Северной Европы уже налажено великолепное сотрудничество между разведывательными службами. Такого не было даже во времена холодной войны. Есть тесные контакты на личном уровне. Все это вопрос доверия, вопрос общих интересов».

Столтенберг отмечает, что хотя Финляндия и Швеция не являются членами НАТО, не выраженная словами солидарность по типу Североатлантического альянса между этой пятеркой государств уже существует. «Можно ли поверить, что в случае нападения на одну из североевропейских стран, такую страну можно будет изолировать от других? Нет. Если будет совершено нападение на одну северную страну, то может случиться так, что втянутыми в конфликт окажутся и все остальные страны».

Такой план по созданию Североевропейского пакта находит широкую поддержку среди представителей местной оборонной промышленности. «Если смотреть на рынок североевропейских стран как на общий рынок, то он является  четвертым в Европе, - говорит представитель шведской фирмы Saab Хенрик Вассало (Henrik Vassallo). – К потенциалу развития технологической и индустриальной базы Северной Европы следует подходить всесторонне».

Североевропейское сближение следует тенденциям в ЕС

Схема Столтенберга является также отражением тех событий и тенденций, которые имеют место на уровне ЕС.

Европейская служба внешнеполитической деятельности с момента начала своей работы 1 декабря пытается лучше координировать внешнюю политику ЕС. Еврокомиссия в своем «Гражданском докладе» за 2011 год подчеркивает, что консульства стран-членов ЕС должны помогать гражданам Евросоюза, если у их страны нет в данном месте дипломатической миссии. В нем также звучит призыв к «распределению нагрузки» в моменты кризисов. Польша, став в 2011 году председателем ЕС, должна привести в действие положение Лиссабонского договора о военном сотрудничестве. Премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон 19 января проведет встречу лидеров стран Северной Европы и региона Балтийского моря, на которой будут обсуждаться вопросы энергетики на Крайнем Севере.

Финский министр иностранных дел Александр  Стубб (Alexander Stubb), со своей стороны, считает, что проект Столтенберга может проложить путь к созданию новых оборонных структур ЕС.

«Североевропейские государства могут работать над объединением и совместным использованием военных ресурсов и военного потенциала стран-членов ЕС в рамках Лиссабонского договора, - говорит он. – Это позволит им концентрировать свои коллективные усилия, которые они могут предлагать затем для использования на благо всех, например, в операциях ЕС по урегулированию кризисов. Они могут также начать совместную работу по созданию постоянного оперативного штаба ЕС в Брюсселе».

Стубб добавляет, что пока в Арктике нет никакой «золотой лихорадки», но у североевропейского братства есть свои ограничения.

«В политике ЕС наши приоритеты различаются, и это можно ежедневно наблюдать в Брюсселе. Североевропейского блока в составе ЕС не существует … Мы делимся идеями и обмениваемся информацией, но мы не всегда одинаково думаем».

Отвечая на вопрос о том, может ли иметь продолжение еще одна идея о создании Объединенной североевропейской федерации под символическим управлением датской королевской семьи, выдвинутая недавно шведским ученым Гуннаром Веттербергом (Gunnar Wetterberg), Стубб сказал: «Придется очень долго искать такой период в истории, когда североевропейские страны были теснее связаны друг с другом, чем сегодня … Но о создании в ближайшие годы федерации мы не думаем».

У Столтенберга на сей счет свое мнение: «Лично я не против – у нас появилась бы прекрасная футбольная команда. Но думать об этом пока слишком рано».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.