«Валентино Валентини всего несколько лет назад не говорил по-русски: можно сказать, что он что-то бормотал..., - вспоминают те, кто слышал его на вилле Абамелек, в российском посольстве в Риме, - это был русский язык ребенка первых лет начальной школы». И все-таки, судя по публикациям WikiLeaks, именно он является теневой фигурой, посредником в делах Сильвио Берлускони в России, на него указывает посол Спольи. Воспитанник Publitalia, помощник Кавалера в европейском парламенте, с 2001 года депутат, а сегодня особый секретарь премьера, сам Валентини определяет свою должность как «особый советник по международным отношениям и куратор итальянских предприятий в России». Нам объяснили: «Потому что он знает язык». Однако, по крайней мере, до 2005 года он его не знал.

В действительности, во дворце Киджи постоянно работал (в ожидании пока Валентини поднатореет в русском языке) переводчик, армянин Иван Мелкумьян, всегда присутствовавший на официальных и личных встречах Кавалера. Тогда вот первый узел, который надо распутать: почему на скучной церемонии на вилле Абамелек Валентини был награжден престижным орденом Ломоносова без объяснения мотивов? В чем его заслуги перед Россией Путина? Вопрос интригующий, потому что трудно найти какого-либо препринимателя, работающего в России, который бы по профессиональным соображениям встречался с Валентини или хотя бы слышал о его деятельности на благо итальянских предприятий. Некоторые итальянцы в Москве, чтобы продемонстрировать абсолютную незаинтересованность особого секретаря премьера в делах итальянского сообщества, рассказывают, как проходят его визиты в столицу: «Валентини прилетает в один из аэропортов Москвы. Его встречают на машине, присланной Антонио Фаллико, являющегося президентом банка Zao Banca Intesa (филиал группы Intesa San Paolo) и кузеном Марчелло дель Утри, по крайне мере, так о нем говорят уже десятилетиями. Валентини приезжает в гостиницу «Метрополь», что напротив Большого театра в Театральном проезде или же прямо в Кремль, откуда он выходит через несколько часов или дней, чтобы вернуться обратно в Италию. Никто его не видит. Никто с ним не встречается. Никто не знает, зачем он приехал». Среди тех, кто находится в неведении, также и американцы. Посол в Риме Рональд Спольи 26 января 2009 года задал вопрос, «кем же все-таки является Валентини, ключевая фигура Берлускони в России, который отправляется туда несколько раз в месяц без всякого сопровождения. Непонятно, зачем он ездит в Москву, но есть серьезные подозрения, что он представляет интересы Берлускони в России». Чтобы узнать больше, надо проследить, как проводит Валентини время в Москве. Это полезно сделать, так как при этом всплывает другой ключевой персонаж непроницаемых отношений между Италией Берлускони и Россией Путина: Антонио Фаллико, бывший коммунист, с 1974 года живущий в Москве, где его называют «профессором» (он не узурпировал это звание, так как действительно преподавал барочную литературу в Веронском университете). 21 апреля 2008 года Путин также наградил его Орденом дружбы народов, высшей российской государственной наградой, предназначенной для иностранных граждан.

О Фаллико можно говорить как о зеркальном отражении Валентини. Если Валентини — человек Берлускони в Москве, то Фаллико — человек Путина в Италии. Он курирует экономические итересы России, а значит, в основном энергетические поставки, которые составляют 70% экспорта в Италию. Банк Zao Banca Intesa, председателем которого он является, имеет консультативный мандат от Газпрома, государственного энергетического колосса, на всю деятельность в Италии, от продажи газа до проекта газопровода «Южный Поток». «Профессор» имеет прямые отношения с Кремлем, от администрации Путина до президентской администрации Дмитрия Медведева. Он почетный консул России в Вероне, ему даже было предоставлено право выдавать визы. По его желанию в Вероне скоро должно быть открыто итальянское представительство Газпрома. Это самый влиятельный итальянец в Москве.

Если бы удалось раскрыть, в чем действительно заключаются деятельность Фаллико и миссии Валентини в Кремле, можно было бы понять, являются ли законными или ложными подозрения Хиллари Клинтон о деловой подоплеке политического согласия между Берлускони и Путиным. Это не единственная загадка в этой истории, характеризующейся строжайшей секретностью. В России энергетические сделки являются государственным секретом. Тот, кто ошибается, подписывает себе смертный приговор. Неизвестно, кто является истинным владельцем Centrex Group, общества, которое продает в западную Европу российский газ. Акционерная цепочка заканчивается в трехэтажном особняке на улице Архиепископа Макариоса III, 119 в Лимассоле, на Кипре. На этом здании нет ни вывески, ни почтового ящика. Коммерческим секретом является и цена за метан, которую Eni платит Газпрому. Засекречена документация, касающаяся месторождений Карачаганак и Кашаган (на самом деле, это казахские, а не российские месторождения - прим. перев.), которую Eni отказывается предоставить, даже когда ее вызывают в суд. Строжайше засекречены встречи Берлускони и Путина на Валдае, в Новгородской области или в Пунта Лада в Порто Ротондо, на Сардинии.

Если стоит задача выяснить, «насколько экономические и политические решения двух премьеров определяются их частными инвестициями», как этого требует госсекретарь США от своих послов, необходимо проанализировать, был ли политический выбор деформирован частными экономическими интересами. Слишком много людей в канцеляриях, в финансовых органах, в экономическом сообществе замечают двусмысленные искажения в выборе итальянской политики в области энергетики. Eni вела себя настолько независимо по отношению к национальному правительству, что это граничило с грубостью. Сегодня создается впечатление, что премьер-министр подмял ее под себя. Eni свободно и агрессивно действовала на международных рынках. Сегодня проявляются знаки ее подчиненности в пользу Путина. И это первая деформация ее роли. Но есть еще и вторая: Берлускони пренебрегает европейскими связями и традиционным союзом с Вашингтоном, чтобы заключить эксцентрический альянс с Москвой Владимира Путина и с Триполи Муаммара Каддафи. Депеши Госдепартамента утверждают, что в этой перестановке нет ничего от политики, только бизнес. «Посол Грузии в Риме, - пишет Спольи, - сообщил нам, что его правительство считает, что Путин пообещал Берлускони определенный процент с доходов от каждого газопровода, построенного Газпромом совместно с Eni. В Италии оппозиционные партии и некоторые деятели его собственной партии Pdl думают, что Берлускони и его ближайшие сторонники имеют доходы от многих соглашений с Россией в области энергетики».

Следовательно, Вашингтон не верит, что традиционная политика нашей страны сможет измениться в сторону большей прозрачности, и сомневается, что в этой истории скрываются только частные интересы Сильвио Берлускони. Это тяжелое обвинение, и оно не доказано. Но факт остается фактом, что сущность вещей скрывается в секретном лабиринте. С помощью информированных людей и некоторых прямых свидетелей событий можно документировать кое-какие совпадения и несоответствия, которые должны убедить Берлускони и Eni нарушить молчание и осветить теневые стороны вопроса. Существует, по крайней мере, три случая, в которых просвечивает сквозь туман искажение национальных интересов.

Записка Кавалера, из которой понятно, в пользу кого Берлускони требует уступки Путину.

«Раздел украденного», где в свою очередь Путин просит помощи у Берлускони, чтобы не остаться с пустыми руками.

Тайны Карачаганака, когда становится известно, что Eni отказывается от части своих доходов неизвестно в чью пользу.

Эти «случаи» предшествуют, как мы увидим ниже, вызывающему удивление финалу. Они не могут скрыть одно противоречие: все сделки, которые вызывают подозрения у Вашингтона, были одобрены вторым правительством Проди. Между маем 2006 года и маем 2008 года левоцентристское правительство подписывает соглашение о поставках газа и о будущем сотрудничестве в разработке российских месторождений (14 ноября 2006 года); обязательство о строительстве газопровода «Южный Поток» (23 июня 2007 года); готовность «лишить» ЮКОС его имущества (4 апреля 2007 года); контракты по использованию месторождения Карачаганак (1 июня 2007 года). Удивительная оплошность, которая сегодня задним умом вызывает ропот среди деятелей левых и центра. У них создается ощущение, что некоторые сделки надо было заключать по-другому, более тщательно подходя к вопросу. Говорит Пьер Луиджи Берсани, секретарь Демократической партии, а в те времена министр экономического развития: «Исходя из того, что Италия не может отказаться от поставок российского газа, правительство Проди применило стратегию переноса энергетических соглашений с Россией в европейскую плоскость. Фундаментальное различие между нашим подходом и подходом Берлускони к отношениям с Москвой заключается в том, что мы действовали на основе полной прозрачности, а не на основе личных и особых отношений, не на основе философии «я сам подумаю об этом».

Записка Кавалера
(из которой понятно, как и в пользу кого Берлускони требует уступки Путину)

До того как синьор Бруно Ментасти Гранелли, семидесятилетний ломбардский финансист появился на сцене, только люди, близкие к Сильвио Берлускони, замышляли получить немалую выгоду от продажи вИталию российского метана. Если исключить попытку сына одного из мафиози (Чанчимино), первый проект был подготовлен Убальдо Ливолси, советником премьера, бывшим в 1991 году финансовым директором, а в 1996 году управляющим Fininvest Spa, административным советником Mediaset, Mondadori, Medusa..., короче говоря, самым приближенным сотрудником Берлускони. Не стоит уточнять, насколько приближенным сотрудником является Марчелло дель Утри, человек, который составил план и нашел время, чтобы представить в Доме Дружбы в Москве «Эффект Сильвио Берлускони», книгу, специально написанную для российского рынка.

При Минкато Eni все еще независима от правительства, инициатива Ливолси и Дель Утри не поддерживается. После неудавшейся первой попытки вдруг возникает Бруно Ментасти, член акционерного общества Берлускони pay-tv Telepiù, а в тот 2003 год ставший рантье после продажи Nestlé своей компании San Pellegrino за триста миллиардов старых лир.

Имя Ментасти возникает вечером 30 октября 2003 года. Во дворце Westin в Милане проходит рабочий ужин, который является почти рутинным событием. За столом сидят четыре человека: трое из Eni и один из руководителей Газпрома. Сталкиваются амбиции: Eni хочет продлить на 25-30 лет свои контракты на импорт газа, которые истекают в 2012 году; Газпром желает получать доходы не только в начале процесса, при добыче метана, но и в конце, при его продаже и хочет продавать газ в Италию посредством своего совместного предприятия. Eni должна уступить 2-3 миллиарда кубических метров газа в год из своего импорта. «У нас уже есть итальянский член, вот его имя...», - говорит русский. Один из руководителей Газпрома самого высокого ранга достает из кармана листок, точно это святая икона, которая сама собой должна устранить всякое сомнение язычника. На нем написано: «Ментасти». Итальянцы удивлены. Они никогда не слыхали этого имени. Кто это? Русский объясняет: «Как это вы не знаете главу San Pellegrino?» Итальянцы улыбаются: «Вода, даже если и газированная, не имеет отношения к газу, нужно, чтобы кто-нибудь объяснил это Ментасти...» Русский не смеется, потряхивает листком и говорит: «Друзья, вы действительно не узнали почерк главы вашего государства?» Представители Eni делают вид, что не понимают и спрашивают: «Но от кого Вы получили листок с этим именем?»Ответ: «Откуда же, как не из Кремля!» В подтверждение того, что дело очень серьезное, потому что этого желает Путин, представителям Eni предлагается подвинуться за столом, чтобы дать место другому приглашенному, который ждал знака присоединиться в отеле «Принц Савойский» на другой стороне площади Республики. Его зовут Александр Иванович Медведев, он деловой друг профессора Фаллико, он, как и Владимир Путин, был полковником КГБ, а сегодня занимает вторую по важности должность в Газпроме. Для чего нужен в посредник, если не для того, чтобы организовать удобное получение финансовых доходов таинственным счастливчикам? Если правда то, что этот листок был написан рукой Кавалера (весьма вероятно, что сейчас он находится в руках одного из руководителей Eni), то за этой возможностью получать доходы через ненужные и очень послушные посреднические фирмы (по оценкам, Centrex Ментасти и другие таинственные акционеры заработают 280-320 миллионов долларов в год в течение 15-20 лет) стоят команда Путина; воля Берлускони; военное подчинение российских газовщиков; друзья Берлускони, которые, как подозревается, предоставляют свои имена или же являются агнцами на заклание для Берлускони, как Бруно Ментасти.

В этом случае напрашивается несколько вопросов: Берлускони обсуждал с Путиным и предоставил Москве доступ Газпрома на итальянский рынок? В обмен на что? Почему Берлускони выбрал Ментасти как подходящего человека для зарождающегося партнерства? В чем заключались национальные интересы, которые глава правительства представил в Кремле?

(Продолжение следует)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.