«Пусть общество во мне продолжает видеть жаждущее крови животное, жестокого садиста, убийцу миллионов, ведь иначе широкие массы коменданта Освенцима представлять не могут. Они никогда не поймут, что и у него было сердце, что он не был плохим».

Такими слова заканчивает свои воспоминания, недавно вышедшие в чешском переводе, Рудольф Гесс (Rudolf Höß, 1900-1947), комендант концентрационного лагеря Освенцим. В этой цитате отражается главный урок Холокоста: видеть в нацистских преступниках жестоких садистов, конечно, можно (и во многих случаях такое отношение оправдано), но гораздо страшнее преступления, совершаемые в принципе ничем не выделяющимися людьми, людьми, как мы с вами.

Воспоминания Рудольфа Гесса возникли во время его заключения в Польше сразу после Второй мировой войны, они написаны на 114 страницах, автор описывает свою жизнь с раннего детства. Я не хочу здесь разбирать разные перипетии его жизни (тот, кто заинтересуется, может прочитать об этом сам), я хочу сосредоточиться на одном аспекте его воспоминаний – на «окончательном решении еврейского вопроса». Часть чешского перевода воспоминаний Гесса - менее объемный текст под названием «Окончательное решение еврейского вопроса» в концентрационном лагере Освенцим. Речь идет о показаниях Гесса, данных в Кракове в 1946 году. Бывший комендант Освенцима свидетельствует о подготовке и реализации «освенцимского проекта» с той минуты, когда к нему обратился непосредственно Генрих Гиммлер, чтобы за эту «тяжелую и трудную работу» он взялся со свойственным ему пылом.

Если и есть какая-то однозначная характеристика, которую можно выделить в рефлексии Гесса по поводу того, что он совершал, то это однозначно рациональность. Как следует из его заметок, к истреблению заключенных он всегда подходил как к своей работе. С некоторым не совсем уместным преувеличением можно сказать, что, если бы Гиммлер тогда, в 1941 году, приказал ему строить заводы по производству железных мисок для военных, он начал бы вести себя точно так же.  И об этом надо помнить, если пытаешься понять преступления нацистов. Первый осмотр места для будущего лагеря, во время которого Гесс нашел один подходящий для его планов сельский двор, он последовательно описал: «Мы подсчитали, что в помещениях, которые можно использовать для этой цели, после уплотнения и защиты от утечки газа можно будет соответствующим газом одновременно умертвить около 800 человек. Это соответствовало действительным более поздним объемам». Его совершенно сухому и канцелярскому изложению не достает этической величины. Так же холодно он говорит и о крематориях: «… крематории не должны были быть далеко от лагеря, потому что после окончания мероприятий по ликвидации газовые камеры и переодевалки должны были использоваться как помещения для мытья». Его подход сегодня нам кажется жутким, но в иной ситуации мы бы его точно оценили. Но, к сожалению, Рудольф Гесс не производил миски, а убивал человеческие существа.

Иногда мы совершенно не видим разницы между уничтожением и ликвидацией. И ведь именно эта разница лежит в основе всего Холокоста. Нацистам, включая Рудольфа Гесса, важно было не просто убить миллионы людей. Цель заключалась именно в полном искоренении «нечистых» наций с исторической сцены. Поэтому комендант Освенцима ясно говорит, что смерть в газовой камере не означает окончание его работы. Надо ликвидировать все останки. В Хелмно (Chełmno) он был свидетелем этого: «Пепел был развеян по лесам в округе, твердые останки сначала размалывали до состояния пепла с помощью измельчителя для костей». В своем лагере он действовал похожим образом: «Мелкий пепел на грузовиках отвозили к Висле, там его лопатами выбрасывали в реку, которая тут же уносила его прочь, и пепел растворялся». А с ним навеки растворялись и многие человеческие жизни. Полному забвению и потере должно было способствовать и уничтожение документации: «В Освенциме все материалы, по которым можно было судить о количествах [убитых], по приказу рейхсфюрера СС после каждого крупного мероприятия должны были быть сожжены». Происходит тотальная ликвидация, которую Рудольф Гесс довел, можно сказать, до совершенства.

Комендант Освенцима, по крайней мере, по его собственным словам, совершал все это без какой-либо жестокости. В воспоминаниях он пишет: «Возможно, разозлившись на непорядок или на проявления халатности, с которыми я столкнулся, я сказал ни одно плохое слово, позволил себе высказывания, которые не должен был себе позволять. Но я никогда не был жестоким – я никогда не доходил до издевательств». С учетом обстоятельств эта фраза может показаться смешной и оскорбительной, но она принципиальна для объяснения. Гесс не отрицает, что он участвовал в массовом уничтожении людей. Но он настаивает на том, что он делал это не для того, чтобы намеренно причинять кому-то вред. Он делал это, как умел, и не только в смысле технической реализации, но и в смысле порядочного поведения. Рудольф Гесс свой бюрократический и «честный» подход довел до абсурдного конца, написав: «Все эти вещи в Освенциме происходили, и я несу ответственность за это. Поскольку даже правила лагеря гласят: «Комендант лагеря несет полную ответственность за все, что происходит в его учреждении».
 
В заключении надо сказать несколько обобщающих слов. Эта статья в любом случае писалась не для того, чтобы как-то уменьшить вину Рудольфа Гесса. Скорее, я хотел показать читателю один из возможных способов осмысления Холокоста. Воспоминания коменданта Освенцима – уникальные свидетельства прошлого, которые дополняют картину крупнейшего преступления человечества. Дополняют в том ключе, который в предисловии к воспоминаниям очертил немецкий издатель книги Мартин Брошчат (Martin Broszat): «В случае Гесса мы в полной мере видим, что массовые убийства не обязательно связаны с личной жестокостью, дьявольским садизмом, жесткой черствостью и так называемым «зверством», то есть с атрибутами, которые люди наивно приписывают убийцам».  И совсем в заключении я добавлю известную эпиграмму Леонарда Коэна (Leonard Cohen), посвященную Адольфу Эйхману (Adolf Eichmann), который считается одним из отцов Холокоста и которого в 1962 году казнили в Израиле:

Все, что нужно знать об Адольфе Эйхмане

Цвет глаз……………......средний
Цвет волос……………...средний
Вес……………………....средний
Рост……………………..средний
Особые приметы……….никаких
Число пальцев на руках….десять
Число пальцев на ногах….десять
Интеллект ………………средний

А чего вы ожидали?
Когтей?
Выросших клыков?
Зеленой пены у рта?
Безумия?