Эта история могла бы послужить сюжетом шпионского детектива времен холодной войны: российский шпион, работающий тюремным психологом, соблазняет симпатичную женщину-майора чешской армии, эдакую Мату Хари местного пошиба, которая, заручившись доверием трех генералов, занимающих высокие посты, выведывает у них важные государственные секреты и передает информацию ему. Шпион бежит из страны. У генералов неприятности, им приходится уйти в отставку.

Впрочем, в деле Рахарджо (Rakhardzho), по имени Роберта Рахарджо, коварного русского шпиона, названное самым громким шпионским скандалом в Чешской Республике после 1989 года, реальные факты и вымысел переплелись так тесно, что трудно отделить одно от другого. Одна из линий сюжета ведет к самой крупной в чешской истории сделке в области ядерного потенциала, которая включает сложную сеть махинаций с участием персонажей, занимающих высшие посты в армии в правительстве.

«Многие чехи серьезно обеспокоены тем, что в стране орудуют российские шпионы; они оказывают на нас влияние, а мы даже не подозреваем об этом, - заявил Ярослав Спурны (Jaroslav Spurny), журналист, ведущий независимое расследование, который много писал об этом деле. – Однажды мы уже было избавились от этих людей, и вот теперь они возвращаются».

Отзвуки скандала, выплывшего наружу прошлым летом, до сих пор раздаются в стране, где еще слишком хорошо помнят о сорока годах коммунистического правления под контролем Советского Союза.  Страхи усиливает и то, что Россия Путина, нынешнего премьер-министра, стремится восстановить свое влияние в бывших союзнических государствах, используя в качестве рычагов для восстановления господства в регионе свои обширные энергетические ресурсы и, как вот теперь говорят, сеть российских шпионов, скрывающихся под личиной дипломатов и бизнесменов.

Рахарджо не отвечал на телефонные звонки, и все решили, что он бежал из страны. По отрывочным сведениям, по крупицам добытым у следствия и у людей, знавших этого человека, удалось воссоздать портрет обаятельной личности с острым умом, изощренной в мошеннических хитростях, мастера конспирации.

В деле Рахарджо прослеживаются мрачные параллели с историей тайных российских агентов, задержанных этим летом в США. Как и шпионы в Америке, глубоко внедрившиеся в мирную жизнь  загородных американских поселков, Роберт Рахарджо, по данным, полученных от следователей, в течение многих лет спокойно жил в приютившей его стране, получил чешское гражданство, бегло говорил на чешском языке, на выходные отправлялся в пешие прогулки по горам рядом с польской границей.

Страхи перед закулисным российским влиянием усилились в последние недели в связи с наглыми махинациями с проектом на сумму более 20 миллиардов долларов по  строительству ядерных реакторов в Темелине, на юге страны. Здесь столкнулись интересы консорциума, дочернего предприятия российской государственной ядерной компании «Росатом», и предложившей свои расценки  компании Westinghouse, которой совместно владеют концерн Toshiba и французская компания Areva.

В октябре правительство сообщило, что победитель будет объявлен в 2013 году. Руководители чешских структур госбезопасности в отчаянии приготовились к тому, что Россия пойдет на все, одержать верх в этом споре, символизирующем противостояние пророссийских и прозападных сил в стране.

Это вызвало тревогу в кругах разведслужб, обеспокоенных тем, что Прага, с ее многочисленным русскоговорящим сообществом, славянскими культурными корнями и имеющей тесные связи с Россией энергетической промышленностью, становится оплотом российского шпионажа, с которым было покончено еще со времен холодной войны.

Неподалеку от импозантного Пражского замка, резиденции чешского президента, на безымянных улицах, утопающих в зелени, стоят затейливые многоэтажные строения, в которых расположены офисы российских промышленных олигархов. Рядом доносятся громкие голоса обеспеченных русских туристов, занятых покупками в дорогих магазинах перед тем как направиться в ресторан Grand Café Slavia, с позапрошлого столетия ставшего местом встреч художников, интеллектуалов и диссидентов, а также, как теперь полагают, излюбленное тайными агентами и потенциальными шпионами.

Мотивы российского шпионажа, по мнению представителей разведслужб, носят геополитический характер: Чешская Республика, надежный союзник Соединенных Штатов, недавно навлекла на себя гнев Кремля - за то, что дала согласие Вашингтону на размещение части планируемой системы противоракетной обороны на территории Чешской республики.

Страх перед российской инфильтрацией в стране – явление не новое. Летом 2009 года, например, Чешская Республика выслала из Праги двух сотрудников посольства, которым было предъявлено обвинение в том, что они – российские агенты. В июньском докладе BIS, чешского разведывательного агентства, звучит предупреждение, что в стране работают до 159 человек, связанных с российской разведкой, и их действия координирует российский посол в Праге.

Алексей Федотов, бывший российский посол, покинувший Прагу в сентябре, категорически отвергает все подобные заявления. В своем сентябрьском интервью с чешской газетой Pravo он назвал сообщения о российских шпионах, якобы орудующих на территории Чешской республики, «вымыслом газетчиков, сфабрикованным по политическому заказу».

Другие представители российских деловых кругов видят в этом деле предлог, который оппоненты правого крыла пытаются использовать, чтобы оттеснить россиян от участия в выгодных деловых контрактах вроде темелинских ядерных реакторов.

Сын русской матери, архивариуса по профессии, отца-индонезийца, Роберт Рахарджо приехал в Прагу в 1992 году изучать психологию и тут женился на польке. Как считают следователи, он был завербован российскими спецслужбами в 2003 году, во время отдыха на Крите.

Рахарджо работал психологом в  тюрьме в Йиржице, в окрестностях Праги, выполняя психологическое тестирование сотрудников полиции и служащих тюрьмы,  и использовал свои связи с Министерством внутренних дел для завязывания контактов на высшем уровне.

Его задание, по словам следователей, состояло в сборе компромата на официальных лиц чешской армии, экономики и политики, с целью сделать их уязвимыми для шантажа. Полагают, что политическую и финансовую поддержку он получал скорее из Берлина, чем из Праги; это было сделано, чтобы уменьшить риск, что его раскроют агенты чешской контрразведки.

В 2004 году Рахарджо удалось, наконец, добиться некоторых успехов в своих занятиях психологией и сдружить майора Владимиру Одегналову (Vladimira Odehnalova), начальника по кадрам, с тремя высокопоставленными генералами, предложив стать научным консультантом. Как утверждает следствие, замужняя 39-летняя Одегналова передавала информацию о семьях генералов, об их хобби, состоянии финансов и об их личности,  якобы ничего не зная о шпионской деятельности Рахарджо.

Пока неясно, как именно это удалось Рахарджо, но факт, что он сумел проникнуть в высшие эшелоны чешского истэблишмента, тревожит здешнее разведывательное сообщество. «По глубине, интенсивности, агрессивности и числу операций российские разведслужбы не имеют себе равных на территории Чехии», - отметило в отчете местное разведывательное агентство.

Одегналова, которую пресса называет «чешской Мата Харри», по имени голландской девушки легкого поведения, обвиненной  в шпионаже и казненной во Франции во время Первой мировой войны, давать комментарии отказалась. Но в интервью газете Mlada Fronta Dnes она заявила, что у нее и в мыслях не было, что  Рахарджо шпион. Описывая его как «высокого, образованного, культурного» и «немного загадочного» человека, она сказала, что они дружили пять лет, вместе ходили в кино, вместе обедали и много разговаривали, но она никогда не разглашала никакой секретной информации.

По ее словам то, что он оказался шпионом, разрушило ее жизнь. «Моя жизнь распалась, как карточный домик, -  пожаловалась она журналистам, - Никогда не прощу себе, что невольно оказалась причастна к тому, чтобы испортить карьеру уважаемым людям».

Специалисты из разведслужб говорят, что Рахарджо, чувствуя, что за ним ведется слежка, в сентябре 2009 года бежал из Чешской Республики в Москву. Говорят, он исчез настолько неожиданно, что его жена, которую он тут оставил с двумя детьми, обратилась в чешскую полицию с заявлением о его розыске как пропавшего без вести.

А через два месяца Одегналова и двое из генералов – Йозеф Седлак (Josef Sedlak), военный представитель в командовании НАТО в Европе, и Йозеф Прокш (Josef Proks), заместитель начальника штаба – внезапно при загадочных обстоятельствах сложили с себя полномочия. Третий, Франтишек Грабал (Frantisek Hrabal), начальник военной канцелярии президента, оставил пост в марте. Министерство обороны заявило, что он ушел в отставку по собственному желанию.

В интервью, которое удалось взять в конце ноября, Седлак, после разразившегося скандала ушедший тень, решительно отрицал, что передавал какие-то государственные секреты. Он заявил, что никогда не встречался с Рахнарджо, и что впервые услышал о нем лишь в ноябре 2009 года, когда его вызвали в кабинет тогдашнего министра обороны Мартина Бартака (Martin Bartak), сообщили, что он под подозрением и попросили подать в отставку.

Как говорит генерал, ему сообщили также, что его телефон прослушивался, и что были получены улики, изобличающие его причастность к нанесению ущерба государственной безопасности; при этом, по его словам, ему их так и не показали.

Седлак полагает, что дело Рахарджо было сфабриковано с целью сместить с занимаемых постов его и его друзей-генералов. Другие военные чиновники заявили, что министр, позднее ушедший в отставку в связи с совершенно другим инцидентом, искал козла отпущения после чрезвычайно неприятного инцидента в 2009 году, в ходе которого некоторые представители старших чешских чинов были высланы из Афганистана за ношение нацистских эсэсовских эмблем на касках.

«Никогда не видел ни крупицы доказательств против меня, ни единой, ни разу, - утверждает  Седлак, подчеркивая, что его связи с Одегналовой носили чисто профессиональный характер. – Я не согласен с тем, что Одехналова – новая Мата Хари. Разговоры о том, что у нее были связи с тремя генералами – чистейшей воды вымысел».

В составлении статьи участвовали Ян Крчмар (Jan Krcmar) из Праги и Клиффорд Леви (Clifford J. Levy) из Москвы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.