Еще не затих скандал вокруг WikiLeaks, а первые страницы средств массовой информации всего мира запестрели сообщениями о том, что нынешний премьер-министр Косова Хашим Тачи (Hashim Thaci) был лидером преступного мира; что он замешан в убийствах, организованных с целью торговли почками для трансплантации.

Подобных мрачных обвинений в адрес руководителя страны не было слышно со времен Пол Пота. Тачи был переизбран в декабре, получив как раз 34% голосов косовских избирателей: чуть меньше, чем Дэвид Кэмерон (David Cameron) и намного больше, чем Джордж Буш в 2000 году. На Балканах ни одни выборы не обходятся без обвинений в нарушениях. Политические партии Косова отмечены клановостью, преследованием сомнительных деловых интересов; помимо прочего, их отчасти спонсирует косовская диаспора. Косовских политических лидеров, как и хорватских, черногорских, албанских и македонских, регулярно обвиняют (и нередко справедливо) в том, что они тратят деньги на свои собственные или на партийные политические цели. А поскольку «бизнес» на Западных Балканах базируется на законной экономической деятельности не в большей степени, чем в контрабанде сигарет и сексуальной работорговле, найти политика, которого нельзя было бы обвинить в том, что он водится с плохой компанией, здесь довольно трудно. И Тачи тут не исключение. Просто Тачи, с его успехами и поражениями занимающийся политикой уже десяток лет, пользуется особо пристальным вниманием ООН и ЕС, а также внешних наблюдателей.

Доклад, вызвавший бурю в прессе, пока еще не принят и не одобрен Советом Европы; а лишь заслушан в одном из его бесчисленных подкомитетов. Доклад подготовил влиятельный швейцарско-итальянским политик, юрист Дик Марти (Dick Marty). Во многом он повторяет мысли, высказанные в книге его коллеги, итальянского юриста и политика, Карлы дель Понте (Carla del Ponte), в чьей книге, вышедшей на итальянском языке, высказываются те же обвинения, что и в докладе Марти. Марти принадлежит швейцарской либеральной партии. Его нельзя назвать либералом в том смысле, какой это понятие имеет в современном английском обществе; скорее, его либерализм соответствует континентальным представлениям о либерализме времен XIX столетия: всемерная поддержка идеологии свободного рынка в самых крайних проявлениях, защита прав частной собственности и малых государств. Партия Марти оказывает наиболее активную идеологическую поддержку законам о тайне банковских вкладов Швейцарии; надо отметить, что этом в немалой степени заинтересованы представители косовской диаспоры, весьма многочисленной в Швейцарии.

Доклад Марти – это не строгий юридический документ. Он содержит пространные  рассуждения о политике Запада по отношению к косовскому кризису конца 1990-х годов. В нем Марти освещает процесс приобретения Советом Европы политической окраски; после принятия в члены Совета России в 1995 году Кремль искусно пользуется этим учреждением для продвижения российский дипломатических интересов. Россия тут ведет активную деятельность по завязыванию союзнических отношений с членами различных политических блоков. Председатель Британской всепартийной парламентской группы по России обвинил члена Совета Европы от британского парламента либерального демократа Майка Хэнкока (Mike Hancock) в проведении прокремлевской линии во время дебатов в Совете. Британские парламентарии-консерваторы в Совета Европы заседают вместе с делегацией, отобранной Владимиром Путиным. При поддержке британских консервативных парламентариев русские пытались в 2008 году посадить в кресло президента Совета Европы бывшего сотрудника КГБ. Короче говоря, Совет Европы – это вам не беспристрастная «Международная амнистия» или группа «На страже прав человека», но глубоко конфликтная политизированная организация, которую государства используют для поддержки своих актуальных притязаний.

Высшим приоритетом Кремля стало достижение максимальной поддержки своим антиамериканским и антинатовским позициям со стороны других членов Совета Европы. Россия пыталась заручиться союзниками, чтобы оградить Сербию и других славян и православные государства от критики. Усилия центристских социальных демократов из Швеции по достижению примирения между сербами и населением Косова были встречены в штыки.

Пятнадцать лет назад сербские солдаты и боевые формирования творили в Косове ужасные вещи, когда усилиями дипломатии Ричарда Холбрука (Richard Holbrooke) в Дейтоне удалось положить конец бесчинствам сербских националистов Милошевича на севере страны. На мусульманских кладбищах в косовских деревнях десятки могил, на которых указаны самые разные даты рождения и одна и та же дата смерти – все они были убиты в один и тот же день, день массового расстрела мусульман распоясавшимися сербскими карателями. Не менее ужасные вещи творились и тогда, когда косовары после двадцатилетнего мирного пассивного сопротивления под руководством Ибрагима Руговы перешли к непродолжительному, продлившемуся15-18 месяцев, но весьма яростному периоду вооруженного сопротивления в духе французского сопротивления 1944 года, с убийствами и грубым обращением с коллаборационистами. Вместо поисков мирного решения в Совете Европе российско-сербская коалиция отстаивала позицию, что Косово – незаконно отделившаяся провинция Белграда, захваченная преступными группировками, которая должна быть возвращена под управление сербов.

Высшим политическим приоритетом сербов и русских стала дискредитация косовских руководителей, почти все из которых так или иначе принимали участие в движении сопротивления против Милошевича, завершившимся интервенцией блэровско-клинтоновского НАТО летом 1999 года. Марти, как и другие политики в Совете Европы, враждебно настроенные к Соединенным Штатам, никогда не скрывал своей оппозиции по отношению к косовской независимости. Он выступал против призывов к тому, чтобы Косово получило членство или хотя бы статус наблюдателя в Совете Европы.

Теперь Марти подготовил доклад, в котором представил свое сугубо личное отношение к проблеме. Докладчики в Совете Европы - лишь политики, делающие свою будничную работу. Десятки подобных докладов появляются каждый год. Британский лорд Фрэнд Джадд (Frank Judd) в свою бытность делегатом был точно таким же политиком. Он подал в отставку в знак протеста, когда его доклады о жестокостях российских войск в Чечне в период президентства Путина был отклонены промосковскими группировками в Совете.

Сенатор Марти – человек вполне независимый, и его искренность не вызывает сомнений. Он думает именно то, что он думает. Но вот в чем проблема с его докладом объемом девятнадцать тысяч слов: в нем нет ни единого имени, не указан ни один свидетель-очевидец злодеяний, в которых он обвиняет Тачи: в изъятии органов у замученных жертв карателей. Что такая отвратительная практика существует и существует повсеместно, это бесспорно. Марти не удалось показать непосредственную причастность Тачи к торговле человеческими органами, а зловещее название его доклада: «Незаконная торговля человеческими органами в Косове» как раз и имело целью привлечь максимальное внимание СМИ.

Сенатор Марти делает все возможное, чтобы очернить имя Тачи, обвиняя его в том, что он, фактически, просто преступник, воспользовавшийся кризисом в Косове, чтобы провернуть свою мафиозную операцию. Однако поверить, что все дело только в этом, не так-то просто. Сотни тысяч косоваров бежали из страны, когда злость сербов, недовольных тем, что их попытки лишить автономии Боснию и Хорватию после распада Югославии потерпели неудачу, обрушилась на жителей Косова. В конце концов, именно в Косове Милошевич выступил со своей знаменитой угрозой «Мы вас разобьем», в конце 1980-х раздувая пожар чудовищного сербского национализма. Подобно ирландской IRA, ETA и другим вооруженным политическим движениям, косовары проявили грубость, жадность, использовали все незаконные средства в своей борьбе. Однако Марти делает далеко идущие выводы из того факта, что Тачи и другие лидеры молодого косовского сопротивления, образовавшие KLA («Армию освобождения Косова»), действовали не только на территории Косова, но и в Албании. Допустим,
да, они, как IRA в Северной Ирландии, натворили много лишнего, и искали защиты, как ETA искала убежища от испанской полиции во Франции. Марти поверхностно комментирует поведение косоваров и борцов ирландского или норвежского сопротивления во время Второй мировой войны, использовавшими Швецию в качестве убежища.

Но Марти переписывает историю, когда становится на сербскую точку зрения, описывая все движение сопротивления в Косове как целиком и полностью преступное. Более того, Марти утверждает, что именно «явная поддержка со стороны западных держав, основанная на лоббировании со стороны США» привела к «представлению о превосходстве KLA , в значительной степени созданном американцами». При этом Марти маскирует своим одеянием члена Совета Европы собственную антиамериканскую суть. Парламентарии Совета Европы, активно выступавшие в своих парламентах в этот период, будут призывать скорее к тому, чтобы США отказались от реального давления на сербов и на поддерживающие их силы в России, которые постоянно блокируют и накладывают вето на эффективные действия ООН против массовых убийств европейских мусульман в Косове. Президент Клинтон постоянно уклонялся от эффективных военный действий, чтобы остановить кровопролитие. KLA не просто не является созданием и детищем США, было бы точнее представить KLA как структуру, беспомощно ждущую, когда же мир поймет, что после Сребреницы Милошевич был готов совершить еще один геноцид против европейских мусульман в Косове, осмелившихся не побояться его угроз…

То, что случилось в последующие месяцы после высадки воздушного десанта и последующей за этим военной оккупацией, окончательно убедившей Милошевича оставить большую часть Косова, было несомненно ужасно. Однако Марти не может привести ни одного свидетеля, который бы мог прямо подтвердить причастность Тачи к торговле человеческими органами. Марти утверждает, что клановый менталитет косоваров запрещает им давать показания против своих руководителей. Однако Тачи – лишь один из многих бывших политических руководителей KLA. С 2000 года в Косове работали тысячи международных следователей, сотрудников полиции и юристов. И вряд ли только сербы были ответственны за все убийства, что только они брали почки у убитых. Европейские юристы-эксперты ВВС, работающие в Косове, не подтвердили заявления Марти.

Сенатор Марти говорит, что он читал немало разоблачений Тачи с «чувством ужаса и негодования». По его словам, британская контрразведка поддерживает его; но, опять-таки, никаких доказательств того, что он читал отчеты MI6, в которых упоминался бы Тачи и его группировка, не приводит. Возмущение и негодование – заслуживающая внимания реакция, однако поддержит ли Совет Европы доклад о фактическом положении вещей, в котором не приводится ни прямых заявлений свидетелей, никаких голых фактов, никаких доказательств; не названа фамилия ни одного человека, способного подтвердить связь между Тачи и взятием органов.

Может, когда-нибудь такое доказательство всплывет. Что косовские и албанские преступные банды, процветавшие во время десятилетнего кризиса во время войн за наследие в Югославии, уничтожили всякое моральное чувство в Сербии, Хорватии, в Боснии и Албании, отрицать невозможно. То, что люди с оружием в руках, одетые с намеком на форму, лишь отчасти были наглядным проявлением национального неприятия сербского правления, а в значительной мере представляли бандитов, ищущих поживы, сомнений не вызывает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.