Независимое государство, каковым является Чешская Республика, союзников выбирает исходя из собственных интересов, на восток и на запад от своих границ. Такой смысл несли слова, которые министр иностранных дел Шварценберг выбрал, чтобы прокомментировать недавнюю ратификацию американско-российского договора о ядерных вооружениях СНВ в американском Сенате. Как сказал министр, договор «усилит стратегическую стабильность между США и Россией».

На самом деле Чехия, конечно, к политике «перезагрузки» отношений с Россией относится крайне скептически, даже отрицательно. Это продемонстрировал именно чешский подход к договору СНВ. Его ратификация в американском Сенате долго была под вопросом еще и потому, что республиканская оппозиция утверждала, что российско-американское сближение будет в ущерб странам Центральной и Восточной Европы. Многие из этих государств в ответ, конечно, выступили за ратификацию договора. И все эти инициативы вылились в общем заявлении Европейского Союза, опубликованном в газете International Herald Tribune. Однако Чехия и Литва, единственные из стран ЕС, не присоединились.

Чехия свое молчание обосновывает тем, что ратификация договора СНВ – это дело внутренней политики США, в которую другим странам лезть не надо. Но такое объяснение даже не пытается скрыть принципиальную неприязнь к «перезагрузке» Обамы. Конечно, у Чехии есть на это свои причины, но едва ли они более веские, чем, например, у Польши, которая, безусловно, «перезагрузку» открыто поддерживает. Что, с другой стороны, ей совсем не мешает в приватной обстановке сомневаться, а еще вести себя достаточно прагматично.

Вызывающее чешское отрицание российской политики Обамы, по сравнению с поведением Польши, контрпродуктивно  и близоруко. Поскольку нас оно неизбежно тянет именно туда, где мы быть не хотим. На ничью территорию, между США и Россией. Москвы мы боимся, и на то есть причины. Только вот для Вашингтона Чехия как союзник, ропщущий, сомневающийся и критикующий, будет только в тягость. Прага останется неприкаянной.