После окончания холодной войны некий советский политик решил «пожалеть» победителей: «Вы только что лишились своего Абсолютного врага, и должно быть, чувствуете себя не в своей тарелке!» Как будто правители и дипломаты не гнались с самого начала сразу за несколькими зайцами. Тем не менее, тоталитарные режимы в своем большинстве ставили перед собой одну единственную цель: американский империализм, жидобольшевизм, сионизм, неверных или любой другой наследственный «враг». 

В то же время, демократические течения избегали привязки к одной идее. В период с 1945 по 1989 год Запад не чурался одновременно бороться с коммунистическими диктаторами, колониальными войнами, коррупцией привилегированных слоев, шовинизмом консерваторов и т.д. Однако 20 лет спустя кажется, что советский диагноз все же верен, и что мы поглощены поисками единого и неделимого козла отпущения.

Предвыборная кампания начинается, прямо скажем, совсем не важно. Летом 2010 года Елисейский дворец пошел в наступление на цыган, послав жандармов и бульдозеры для сноса ветхих лачуг в импровизированных трущобах, тогда как в объективах телевизионных камер оказались раздавленные куклы, развороченные холодильники и полная печального достоинства покорность беднейших из бедных. Разумеется, ведь 15 тысяч мигрирующих по французской земле цыган – это страшная угроза для Республики! Устремившись в открывшуюся моральную брешь, правые экстремисты заявили о новой критической проблеме для всей нации: «оккупации» двух небольших участков парижских улиц во время пятничных мусульманских молитв. Мусульмане в ответ жалуются на нехватку (так оно и есть на самом деле) закрытых помещений для молитв.

Как светского и не склонного к уходу от действительности человека, меня просто шокирует этот повторяющийся каждую неделю спектакль – каждому свое. Однако ни у кого нет права навязывать свои ритуалы и причуды тем, кто их не разделяет. Так давайте уже построим эти мечети и освободим, наконец, запруженные самым неподобающим образом улицы! Не давать приверженцам второй по величине французской религии молиться на улице и в то же время запрещать им возводить новые мечети - это то же самое, что оперировать такими понятиями как пожарный-пироман. Как ни парадоксально, но те, кто яростно критикуют молитву на мостовой, одновременно с этим противятся строительству подходящих мест культа с минаретами или без (в соответствии с постановлениями муниципальных властей).

Они говорят об адекватном ответе: если в Саудовской Аравии запрещены христианские церкви, то и нам нужно отказаться от возведения мечетей. И что же, значит, теперь нам нужно отрубать руку ворам, бросать камни в прелюбодеев и вешать гомосексуалистов, потому что так поступают в других странах? Око за око, зуб за зуб? Да как можно?! Светская толерантность, это славное изобретение просвещенной Европы, позволяет спокойно жить вместе, несмотря на различия желаний и цветов. И если другие страны сделали выбор в пользу принуждения и единообразия, тем хуже для них. И не стоит брать с них пример.

Единственное исключение на всей нашей планете – это Европа. Здесь все религии миноритарны и останутся таковыми в будущем. Проницательный Иоанн-Павел II был вынужден с сожалением признать: «Европейцы живут так, словно Бога не существует». Его преемник придерживается того же мнения, критикуя царящий в городах и деревнях «релятивизм». Пусть ее и воспринимают как новый вид варварства, но толерантность все равно – безраздельный владыка. Она принимает все религии и «иррелигии», не отдавая предпочтения ни одной из них. Хоть это и не слишком нравится истовым поборникам чистой веры, огромное большинство европейцев выступает против воны религий и агрессивного прозелитизма. Даже мусульмане? У нас, да.

Рассмотрим ситуацию во Франции. Если 17% мусульманского населения страны говорят о своей приверженности пятничной молитве, то для оставшихся 83% она не имеет такой критической значимости. Некоторое время спустя после беспорядков в пригородах 2005 года (они, кстати говоря, ни коим образом не были связаны с исламом) и скандала вокруг карикатур на пророка Мухаммеда, международный опрос показал, что французские мусульмане лучше всего приспособились к западным правилам: 91% из них хорошо относятся к христианам, а 71% - к иудеям (единственная страна в мире, где положительные ответы превалировали над отрицательными). Кроме того, 72% мусульман не видели никакого конфликта между их верой и жизнью в преимущественно агностическом современном обществе (The Pew Global Attitudes Prospect, 2006).     

В более общем смысле, данные сравнительного опроса (Harris) говорят о том, что французы радушнее всех относятся к иммигрантам. Все эти примеры заставляют сомневаться в срочности и крайней важности связанных с иммиграцией проблем. Но если основой предвыборной кампании станут такие понятия, как оккупация, нашествие и исламизация, правые вымостят дорогу для «Национального фронта», а левые останутся ни с чем.

«Национальный фронт» задает верные вопросы, предлагая плохие ответы? Да ничего подобного! Его показные вопросы столь же пусты, сколь и доведенные до абсурда ответы. Нужно быть одержимым (или стремиться заразить одержимостью избирателя), чтобы называть иммиграцию корнем наших бед, забывая о безработице среди молодежи, отсутствии экономического роста, риске краха евро и всей Европы. И пусть об этом никто не говорит, но каким таким чудом наш континент собирается избежать глобализации коррупции, которая опирается на ресурсы вороватых и мафиозных (таких, как Россия), монократических и беспринципных (как, например, Китай), нарко-исламистких или нефте-марксистских государств? Уличные молитвы или снос импровизированных трущоб на будущее этот вопрос не решают.

Подобное бесчестное поведение порочит политику. Сегодня 5 миллионов финнов осуждают свое правительство за поддержку 8 000 сомалийских рабочих, пара-тройка немецких финансистов, клянущихся, что Европа попадет в руки к фанатикам, поднимают шум, как в опросах, так и в книжных магазинах, после пяти веков мирного сосуществования Швейцария ставит крест на минаретах, в богатейшей итальянской провинции Верона незаконным мигрантам запрещается спать на общественных скамейках. И так далее.

Остается только, чтобы белокурая Марин вбила себе в голову заблуждения своего папочки, к вящей радости детишек Секретной армейской организации или ублюдков «Аль-Каиды». Получается, мы опустим руки и сбежим на бескрайние поля воображаемых конфликтов? Если политики продолжат называть корнем всех зол цыганские фургоны и мусульманские мечети, если республиканские правые силы не устоят под напором правых экстремистов, если демократическое левое крыло намеревается выхватить каштаны из огня, не выходя из своей интеллектуальной комы, то мне искренне жаль Францию и всю Европу. Ее судьбу будут решать в Пекине, Москве и Вашингтоне. Или даже Тегеране и Мекке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.