Пришло время заново сформулировать польские государственные интересы. Скажем прямо: наша страна оказалась в ситуации отсутствия международной конъюнктуры. Речь не идет только или в основном о Польше, но обо всех странах Центрально-Восточной Европы. Роль нашего региона в Европе и шире, всей Европы в целом, в последние 2-3 года уменьшилась. Возросла роль России. Россияне и американцы все чаще заключают между собой соглашения, в которых ни Европейский Союз, ни отдельные европейские страны участия не принимают. Ситуация серьезная, и необходима активная, систематическая и продуманная политика польского правительства.

К сожалению, правительство Дональда Туска не только остается пассивным, не только не формирует международную политику, но даже зачастую вообще не реагирует на то, что происходит во внешней политике. Оно не имеет никакого плана, никакого видения наиболее выгодной для Польши политики. У него нет иерархии целей и задач, незаметно, чтобы у него были постоянные, надежные союзники, ведь похлопывание по плечу нынешнего премьера или президента западноевропейскими политиками сложно счесть проявлением сотрудничества.
Внешняя политика польского государства, несомненно, должна быть уравновешенной. Мы должны уравновесить столпы нашей внешней политики: американский, натовский, европейский (ЕС), восточную политику, польскую политику развития (страны Третьего мира). Нельзя ставить все на одну карту, так, как делает это нынешнее правительство, выдвигая на первый план только европейский аспект, и обращаясь как к старшему брату к Германии. Этот своеобразный «balance of power », т.е., скажем так, равновесие сил в рамках нашей внешней политики, необходимо, если мы хотим, чтобы с нами считались наши ближайшие и отдаленные соседи, европейские и неевропейские государства.

Наша сила: восточная политика


Естественно, что в ситуации смены приоритетов во внешней политике США (вопрос, насколько эта ситуация устойчива и насколько она изменится при следующем президентском сроке) мы должны уделять больше внимания польско-американскому военному сотрудничеству. Я соглашусь с идеями, изложенными в интервью Пшемыслава Журавского вель Гревского (Przemysław Żurawski vel Grajewski), которое недавно публиковал Nasz Dziennik, хотя в отличие от него я считаю, что к некоторым «замороженным» сейчас сферам этого сотрудничества еще можно было бы вернуться. А конкретнее: военное сотрудничество может стать орудием нашей восточной политики, а также тем элементом европейской интеграции, который никогда не должен становится предметом разногласий. Я не хочу сейчас возвращаться к высказывавшейся мной ранее, совершенно оправданной критике правительства «Гражданской платформы» (PO) и Польской народной партии (PSL) за нератификацию соглашения между Варшавой и Вашингтоном по системе ПРО. Скажу только, что на практике поспешный отказ польской стороны от этого инструмента не только ухудшил важные для обеих сторон польско-американские отношения, но и значительно ослабил переговорную позицию Польши в данных отношениях. Равным образом скептически я оцениваю «политику похвал», которую использует президент Бронислав Коморовский в отношении нового договора по СНВ: это одностороннее, неуместное и слишком далеко идущее поведение.

Каждое государство, а конкретнее – каждое крупное государство-член Европейского союза, а Польша таковой является, имеет или старается иметь свое пространство особенно тесного сотрудничества. Например, для Франции – это бывшие французские колонии в Африке и Азии, для Великобритании – Содружество Наций, т.е. страны, некогда формально связанные с Объединенным Королевством, для Испании – Латинская Америка. Польская Республика тоже должна иметь такое пространство, естественным образом им должны быть страны, лежащие на восток и северо-восток от Польши, в том числе государства, возникшие на обломках СССР. Польша должна быть своего рода «двойным послом»: с одной стороны, быть представителем этих стран, их европейских и трансатлантических устремлений в Евросоюзе, а с другой – представителем ЕС в этих странах. Для государства, в котором (наряду с Финляндией) находится самая длинная внешняя граница Евросоюза эта роль, кажется, совершено очевидной. Ее должны понять и принять наши ближайшие и отдаленные соседи.

В настоящий момент следует очень внимательно проанализировать международную ситуацию и кропотливо, систематично, терпеливо, шаг за шагом вернуться к политике моего покойного брата, президента Польской Республики Леха Качиньского. К политике достойной независимой, сильной Польши.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.