Тюремное заключение нескольких ведущих представителей оппозиции, включая бывшего вице-премьера Бориса Немцова, забило еще один большой гвоздь в гроб свободы выражения в России, отмечают активисты движения за права человека и иностранные наблюдатели. На данный момент трудно понять, как Дэвид Кэмерон будет оправдывать свой визит в Россию, который планируется в этом году. Дешевая энергия и инвестиции важны. Но предоставление незаслуженной респектабельности все более репрессивному, авторитарному и недемократичному режиму может обойтись слишком дорого.

Уильям Хэйг, глава МИД, использовал плохую ситуацию в Москве наилучшим образом в октябре, проведя переговоры с президентом России Дмитрием Медведевым, именитым и видным, хотя и робком сторонником реформ. Инициатива Кэмерона поступила месяц спустя, когда Медведев встретился с ним на саммите "большой двадцатки" в Сеуле. Хотя, как сообщалось, премьера застигли врасплох, он отреагировал позитивно: "Мы оба согласились, что мы хотим укрепить двусторонние отношения. Я очень рад принять приглашение посетить с визитом Россию в будущем году".

Но дипломатические любезности, вторящие попыткам США "перезагрузить" отношения с Москвой, не могут скрыть сохраняющиеся глубокие двусторонние разногласия. Наиболее сложная из проблем – так и не решенный вопрос с отравлением в Лондоне в 2006 году Александра Литвиненко. Британия добивалась экстрадиции главного подозреваемого, Александра Лугового, бывшего офицера КГБ. Россия отказалась наотрез. Хэйг признал в Москве, что "серьезные разногласия" по этому и другим вопросам остаются.

С тех пор дела стали только хуже. Обе страны обменялись высылкой дипломатов в декабре в связи с предполагаемой шпионской деятельностью, после того как британские службы безопасности указали на "огромную русскую разведдеятельность в Великобритании". Эта размолвка совпала с еще большим скандалом – по поводу резкой критики со стороны Великобритании показного суда над бывшим нефтяным магнатом Михаилом Ходорковским, отъявленным противником российского премьер-министра и самозваного авторитарного лидера Владимира Путина.

Волна осуждения прокатилась как на родине, так и за границей. Лев Пономарев, российский правозащитник, заявил: "Мы видим, как с бесстыдством отчаяния российская судебная система вновь и вновь фабрикует обвинения и наспех посылает за решетку тех, кого власти считают опасными". Хэйг подхватывает: "Я глубоко разочарован выводами… по поводу уверенности в том, как применяются законы в России", - сказал он. Путин грубо отклонил всю критику, назвав ее вмешательством во внутренние дела России.

Немцов, некогда авторитетный политик, который сейчас сопредседательствует в оппозиционном движении "Солидарность", присоединил свой голос к протестам во время демонстрации в канун Нового года в Москве в защиту свободы выражения. Реакция была быстрой. Стремясь возможно развеять впечатление, что он был смущен шумом вокруг Ходорковского, Путин сыграл по-крупному. Немцов был арестован и помещен в тюрьму на 15 суток за "неповиновение сотрудникам милиции". Три других лидера оппозиции – Эдуард Лимонов, Константин Косякин и Илья Яшин – также были взяты под стражу.

Уличные протесты против этих тюремных сроков с тех пор проходили каждый день, и каждый день все больше участников этих акций задерживали. Возражения, поданные Анатолием Чубайсом, вице-премьером при бывшем президенте Борисе Ельцине, и Сергеем Митрохиным, главой либеральной партии "Яблоко", которые назвали приговоры политически мотивированными, были проигнорированы. Как и американское заявление, подчеркивающие "важность использования и защиты универсальных ценностей, включая свободу выражения и свободу собраний". Сейчас в процессе подготовки находится еще одна большая демонстрация, запланированная на 15 января, когда Немцов уже должен быть освобожден. Результатом могут стать еще большие столкновения.

На настоящий момент Британия хранит молчание по поводу этих последних тревожных проявлений в путинском все более угрожающем полицейском государстве. Эта устрашающая государственная машина была укреплена в прошлом году, когда были серьезно расширены полномочия тайной полиции - ФСБ. Потом последовал данный Путиным в октябре милиции "зеленый свет", когда он разрешил "давать по головам дубиной", если люди протестуют без разрешения. А Дэвид Кларк, председатель Russia Foundation, предупредил, что западным странам может стать все сложнее сохранять видимость нормальных отношений с Россией.

"Новые бесстыдства, в том смысле как себя ведет Путин, очень беспокоят", - заявил Клакр. Падение российских нефтяных доходов в 2008-09 годах и протесты в связи с войной в Грузии на короткое время стали сдерживающим фактором для поведения России и подпитывали надежду на реформу. Но эти надежды сейчас угасли, говорит он. Судебная система и ситуация с правами человека вновь ухудшаются – и возможно оппозиционные партии будут не допущены до парламентских выборов этого года.

"Путин ставит на то, что западные политики слишком слабы, а западные инвесторы слишком жадны, чтобы ему сопротивляться. Они должны доказать, что он ошибается", - писал Economist на прошлой неделе. "Запад должен признать, что все это знаменует новую, более репрессивную фазу путинского правления… Если Россия продолжит действовать в этом ключе, ее нужно исключить из "большой восьмерки". Подобным же образом и Кэмерон должен отменить свой визит.