Всего в 250 км от Берлина обнаружился населённый пункт, где нацисты в большинстве и у власти. И он наверняка не единственный в стране… Пока же помощь извне ограничивается моральной поддержкой, а супруги по-прежнему подвергаются оскорблениям и угрозам, каждую ночь ожидая, что однажды их дом подожгут соседи.

Не об этом, конечно, мечтала 52-летняя Биргит, когда они покупали большой участок земли и несколько строений в поистине райском местечке: тишина, лес и море. Хозяйка, кстати, пишет криминальные романы под псевдонимом Birgit H. Hlscher, но ей, похоже, впору описывать собственную жизнь, которая по накалу страстей даст фору любому выдуманному триллеру. 54-летний Хорст по профессии музыкант, и организация фестиваля – это его инициатива. Но главное – оба они с характером, который не позволяет им окончательно «сдать» деревню ультраправым: «Это наша зона ответственности, мы не позволим выгнать нас отсюда».

Деревушка на 30 душ населения расположена в 11 километрах от Висмара. При въезде надпись на камне: «Dorfgemeinschaft Jamel. Frei, sozial, national». Сразу за ним несколько указателей, написанных готическим шрифтом. На таких обычно обозначают расстояние до каких-нибудь известных мест. Здесь в числе таковых указан Браунау на реке Инн – место рождения Гитлера. Где-то неонацисты мечтают о власти, а здесь это уже реальность. И в том, что НДПГ на выборах не получила в Ямеле всех ста процентов голосов, заслуга лишь супругов Ломайеров.

А началось всё шесть лет назад, когда Биргит и Хорст переехали сюда из гамбургского района Санкт-Паули. Они знали, что их молодой сосед Свен К. – убеждённый неонацист. Уже тогда он оклеивал стены фотографиями Гитлера. На его счету более 50 судимостей: кражи со взломом и без, тяжкие телесные повреждения. Но тогда он был такой в деревне один, и супруги надеялись, что как-то с этой проблемой справятся. Увы…

Сейчас 34-летний Свен К. – депутат окружного парламента от НДПГ. У него своя фирма по сносу объектов, её рекламный слоган вполне подходящий: «Wir sind die Jungs fuers Grobe» (Мы – парни для грубой работы). А вот фирменный логотип уже недвусмысленный – раздавленная звезда Давида. В деревне Свен все эти годы активно «тянет одеяло на себя»: его скинхеды с ухмылкой предупреждали неугодных соседей: «Мы всех вас отсюда выкурим». И поджоги действительно были. Люди покидали Ямель, а в освободившиеся дома въезжали сторонники ультраправых.

Ломайеры пока держатся, хотя прошлым летом двое скинхедов устроили драку во время фестиваля, одному из гостей сломали нос. В новогоднюю ночь прямо на въезде в их усадьбу кто-то вывалил грузовик дерьма. А помощи супругам по-прежнему ждать неоткуда. Бывал у них в доме даже вице-президент Бундестага Вольфганг Тирзе (Wolfgang Thierse). Все сочувствуют, трясут в недоумении головами, а ситуация не меняется. Говорят, формально не за что уцепиться: быть членом НДПГ сегодня – не преступление. Теперь становится гораздо понятней, как Гитлеру удалось вполне законно прийти к власти.

Насколько сложна ситуация в немецком обществе, показывает и другой пример – обратного свойства. Президент ФРГ по традиции патронирует многодетные семьи. Каждому седьмому ребёнку в семье граждан Германии выдаётся специальное удостоверение и чек на 500 евро. Обычно и то, и другое вручают родителям представители местной власти. Бургомистр Лалендорфа (тоже в Мекленбурге-Передней Померании), представляющий партию «левых» Райнхард Кнаак (Reinhard Knaack), отказался передать документы многодетной семье из-за того, что родители ребёнка – известные в округе неонацисты. Он отослал удостоверение и чек назад в канцелярию федерального президента. На что Кристиан Вульф резонно заметил: «Дети не должны быть в ответе за родителей».

В итоге документы отослали семье по почте. Но одно потянуло за собой другое: сторонники ультраправых настолько плотно взялись за Кнаака, что незадачливому бургомистру пришлось выделить охрану. Но на президентский приём в Бельвю его, понятное дело, не пригласили.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.