El Mundo: Каковы приоритеты Вашего первого официального визита в Испанию?
Ответ: Главная цель заключается в анализе отношений между нашими двумя министерствами с тем, чтобы они стали более насыщенными и глубокими. Мы обсудим вопросы, представляющие взаимный интерес, а также все, что связано с выдачей Захара Калашова.

- За последние годы ваше правительство ужесточило законодательство в отношении воров в законе. Привело ли это ужесточение к массовому отъезду этих преступников из Грузии в другие европейские страны, в частности в Испанию?

- Борьба с ворами в законе является весьма сложной и очень важной в истории Грузии. Во времена Советского Союза более половины воров в законе были выходцами из Грузии. После распада СССР они имели большой вес в деловых и правящих кругах Грузии и представляли собой угрозу для государства. Начиная с 2003 года, борьба против них усилилась, и закон, принятый в 2006 году, стал очень важным инструментом в деле борьбы с ними. Эти воровские авторитеты стали покидать Грузию не столько в результате принятия закона, сколько вследствие энергичных усилий, предпринятых правительством по всем направлениям. Грузинские законы оказали огромное содействие, в том числе и европейским странам, в борьбе с организованной преступностью потому, что они могут чувствовать себя в большей безопасности. У этих воров в законе уже нет в Грузии надежной базы, которая была у них раньше. Грузия стала более безопасной, и поэтому Европа тоже может спать спокойно.

- Следовательно, приезд в Испанию таких воров в законе как Калашов или братья Шушанашвили является следствием этих преобразований. Но почему они приезжают именно в Испанию?

- Тут надо кое-что пояснить. Страной, где эти преступники чувствуют себя в наибольшей безопасности, является Россия. Они там чувствуют себя хорошо, комфортно. Изначально эти авторитеты искали себе прибежище в странах Западной Европы, которые были либо вовсе незнакомы с этим явлением, либо имели о ворах в законе весьма скудную информацию. Поэтому нельзя говорить исключительно об Испании. Речь идет о нескольких странах. Преступники воспользовались отсутствием опыта в борьбе с этим явлением. Теперь ситуация в корне изменилась. Мы очень довольны взаимодействием с Испанией в этой борьбе, потому что ее результаты идут на пользу обеим сторонам. Взаимодействие в вопросе выдачи Калашова не является единственным примером. Есть еще ряд случаев. Судебные органы Испании одобрили экстрадицию Калашова в Грузию, и мы очень довольны этим решением.

- В правоохранительных органах Европы высказываются опасения, что, оказавшись в Грузии, Калашов сохранит свое влияние и сможет уйти от контроля со стороны официальных органов.
- Начиная с 2003 года, после революции роз, Грузия полностью изменила свой курс. Была четко поставлена задача борьбы с организованной преступностью и ворами в законе. Поэтому, если говорить о влиянии, то у Калашова его практически нет. Общество видит усилия, предпринимаемые грузинским правительством по борьбе с организованной преступностью. Об этом свидетельствуют результаты опросов общественного мнения. В 2002 году, за год до революции роз, в школах был проведен опрос о влиянии воров в законе. 80% мальчиков ответили, что мечтают ими стать, а 85% девочек заявили о своем стремлении выйти за них замуж. Эти показатели снизились на 2%-3%. За столь короткий период это весьма впечатляющий результат. Официальные власти Грузии продолжат решительную борьбу с этим явлением.

- Вы говорили о том, что эти преступники продолжают находить прибежище или, по крайней мере, наиболее безопасно и комфортно чувствуют себя в России. Это рай для воров в законе?
- Грузинские преступные авторитеты прекрасно себя чувствуют в России. Мы испытываем сложности в вопросах координации и взаимодействии с этой страной. Поэтому Грузии так трудно добиться выдачи преступников. В этой области взаимодействие с Россией продвигается с трудом.

- Испания первой из стран Западной Европы столкнулась с проблемой воров в законе?

- Можно сказать, что Испания – это та страна Западной Европы, сотрудничество с которой принесло наиболее ощутимые результаты. Но есть и другие европейские страны, с которыми мы развиваем успешное сотрудничество, например, Австрия.

- Нет ли у Вас ощущения, особенно после того, как в Греции возникли проблемы координации борьбы с ворами в законе (греческие полицейские получили 800 000 евро за то, что предоставили возможность скрыться одному из объявленных в розыск авторитетов), что эта страна тоже представляет для них весьма удобное прибежище?
- У меня нет ощущения, что в области борьбы с организованной преступностью Греция могла бы превратиться в страну, похожую на Россию. Я полностью полагаюсь на взаимодействие с Грецией.

-  Осуществляется ли хоть какое-то взаимодействие между Россией и Грузией? Располагаете ли Вы данными, указывающими на то, что эта страна могла использовать преступников типа Калашова в целях дестабилизации?
- В 90-е годы был подписан ряд соглашений о взаимодействии между правоохранительными органами, и они все еще действуют, как на двухстороннем, так и на многостороннем уровне. Организованная преступность представляет угрозу также и для России, для ее стабильности и ее общества. Но Россия не оставляет попыток вмешательства во внутриполитические дела Грузии, используя с этой целью услуги и помощь преступных элементов, воров в законе. И Грузии есть доказательства, подтверждающие это.

- А взаимодействие с США?
- Обстоит наилучшим образом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.