Первая полная биография Тито, написанная белградским журналистом и публицистом Перой Симичем, стала одним из бестселлеров среди историографических книг. Только в Белграде и в Загребе она была издана тиражом в 27 тысяч экземпляров, а с изданиями на словенском и македонском языке, с только что отпечатанным третьим изданием в Сербии, ее тираж чуть более чем за год составил 58500 экземпляров.

Хотя  по сей день существуют противоречивые мнения о характере политического наследия Тито, Симич говорит, что не ожидал такого интереса к его книгам о пожизненном президенте бывшей Югославии.

К нашему утверждению, что, несомненно, этому способствовали сотни новых фактов о Тито, которые автор сообщил в семи изданиях своей книги, Симич добавил предположение, что свое дело сделали и «беды, которые принес нам либеральный капитализм», от которого «большего ожидали даже словенцы, не говоря уже о других народах бывшей Югославии».

Может, все-таки, наиболее важная третья причина.

«Пусть это не прозвучит нескромно, - заявил Симич - но в составлении биографии Тито я в первую очередь руководствовался мыслью Борхеса, что «самая важная роль книги - заставить человека думать».

Он добавляет, что только таким образом он смог достичь своей главной цели - заставить читать книгу и тех, кто приписывает Тито добродетели, которых у него не было, и тех, кто обвиняет его в том, в чем он не виноват.

Среди неизвестных фактов из третьего, дополненого издания книги, следует отметить новые документы о «тайных годах Тито, проведенных Москве», накануне Второй мировой войны, когда Броз боролся за благосклонность Сталина и Коминтерна, чтобы его назначили секретарем ЦК КПЮ.

Впервые обнародована информация о том, что после расстрела в Москве был похоронен основатель Коммунистической партии Югославии Филип Филипович; первый раз опубликованы данные о последнем убежище многих конкурентов Тито в борьбе за власть в коммунистической партии; впервые объявлено и тайное признание Тито о том, что это его «заслуга», что в 1938 году в Москве был ликвидирован генерал советской тайной полиции НКВД, коммунист из Сараево Иван Краль, нелегально проживавший во Франции: «Из Парижа я послал письмо в Москву, что Краля нужно отстранить. Они его отстранили, он исчез. Кажется, это сработало!»

Об этом под конец своей жизни рассказал сам Тито.

Симич также открыл принцип, по которому после прихода к власти в Югославии Тито и его соратники сводили счеты с теми, кто не приветствовал проведение в стране большевистского эксперимента. Конфиденциально об этом на одном из секретных заседаний коммунистических идеологов Восточной Европы, состоявшемся в сентябре 1947-м в Польше, рассказал первый помощник Тито Эдвард Кардель: «Мы бьем нашу оппозицию не как оппозицию, а как агентуру английского и американского империализма, как оплот иностранного шпионажа и диверсантской службы. И поэтому мы ее бьем безжалостно, истребляем ее физически, судим насмерть».

В последние два года хорватские и словенские журналисты и историки провозгласили Симича «лучшим знатоком Тито в мире» и «крупнейшим титологом».

Конечно, и потому, что он представил ряд новых фактов о последних месяцах правления Тито.

«Осознавая его скорый конец, - рассказывает Симич, - многие из соратников Тито на закрытых заседаниях высшего государственного и партийного руководства начали вести себя как обычные, нормальные люди. Они сняли с лиц маски и все более открыто выкладывали тайные данные, которые свидетельствовали о том, что страна оказалась в тупике. Югославия с 1970 до 1979 год ежегодно потребляла на 8% больше, чем производила; с 1976 по 1979 год рост заработной платы был на 30% больше, чем рост производительности труда; с 1970 до 1979 год участие Югославии в международной торговле сократилось на одну треть, производство мяса на фермера в Югославии было таким же, как в Болгарии, и так далее».

На наш вопрос, почему первое и второе издание своей книги в Сербии вышло под заглавием «Тито, тайна века» а третье - под названием «Тито, феномен ХХ Века», Симич ответил: «Главный герой этой книги, Тито, в настоящее время для читателей третьего издания больше феномен, чем тайна, в отличие от читателей предыдущих изданий этой книги».

Говоря о «весьма благоприятном» опыте презентаций и дискуссий, организованных по случаю выхода книги в Хорватии и Словении, Симич поделился двумя случаями из разговора с читателями в Мариборе: «Один из участников второй сессии Avnoj в Яйце, где Тито был коронован лидером «новой Югославии», резко разкритиковал меня за то, что я написал, что тон этому мероприятию задали сопровождающие Тито, которые разместились в галерее Дома культуры в Яйце: «Я был в галерее, и я могу засвидетельствовать, что в партере было громче. На каждое предложение председателя они аплодировали и бросали в воздух шляпы. Многие из них даже не смогли найти их после заседания и в итоге они ушли без шляп». Другой участник дискуссии ракритиковал то, что я написал, что Тито был правителем. Я два раза объяснял ему, что в этом слове нет никакого личного отношения, а кто-то из аудитории попытался меня выручить, заявив, что Тито был не правителем, а кесарем, но мой критик осталася непоколебим. Но в итоге он вынул 29,70 евро, купил книгу и  пришел попрощаться и попросил меня подписать книгу».

Не напрасно Борхес писал, что самая важная роль книги, заставить человека думать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.