Париж - Европе может не хватать руководства Стросс-Кана в трудную минуту даже больше, чем Международному валютному фонду и остальным французам.

Харизматичный бывший французский министр финансов играл роль хладнокровного и спокойного кризисного управляющего и пользовался влиянием в Афинах, Берлине, Франкфурте и Брюсселе после потрясений, связанных с кризисом суверенных долговых обязательств в зоне евро, возникшим в 2009 году. Он также был последовательным и четким сторонником более тесной европейской интеграции, сконцентрированным прежде всего на зоне евро.

Стросс-Кан рискнул поддержать зону евро так, как этого не делал ни один директор-распорядитель МВФ до него, используя свой пост для того, чтобы уговаривать, упрашивать, а порой и ругать и распекать сопротивляющиеся европейские правительства, с неохотой взирающие на призывы к присоединения к финансовому союзу.

Его шокирующий уход после обвинения в сексуальных домогательствах к горничной отеля в Нью-Йорке, которые он отрицает, вряд ли мог произойти в более неудачное время для Европейского Союза, который сейчас борется с все более углубляющимся долговым кризисом и распространяющейся волной ожесточенного национализма.

«Нам уже ужасно его не хватает», - заявил высокопоставленный официальный представитель Евросоюза в центре финансового пожаротушения. «Просто взгляните на кавардак на этой неделе вокруг Греции».

В условиях политического вакуума на верхушке, на заполнение которого уйдут недели, глобальный заимодавец демонстрирует признаки разворота к более скованному правилами и осторожному подходу к продолжению помощи Афинам, увеличивая риск неорганизованного греческого дефолта, который может иметь системные последствия.

Фонд заявил на прошлой неделе, что он не направит Греции следующую порцию помощи, предназначенную для того, чтобы она оставалась на плаву, которую он должен направить в конце июня, до тех пор, пока Евросоюз не гарантирует полное финансирование нужд Афин на следующие двенадцать месяцев - это может стать потенциальным непреодолимым препятствием.

«Если бы был сильный политический лидер, то этот человек, возможно, смог бы направить курс и навести мост над пропастью разногласий. Но мы видим, что институт стал более консервативным, действует «строго по уставу» и становится все более несклонным к рискам», - говорит Доменико Ломбардии (Domenico Lombardi), бывший член исполнительного комитета МВФ. «Стросс-Кан был склонен к тому, чтобы делать, а не болтать, и поддерживать то, во что верил, распределяя ресурсы МВФ беспрецедентным способом, чтобы поддержать зону евро», - заявил в интервью Ломбарди, старший научный сотрудник в Институте Брукингса (Brookings Institution) в Вашингтоне.

«Он без колебаний ставил на карту свой авторитет в совете директоров МВФ».

В то же время некоторые, в основном, американские и британские аналитики полагают, что будет лучше, если новый глава МВФ будет из региона вне зоны евро, и займется именно тем, что будет исповедовать более жесткий и менее потворствующий подход к долговому кризису, вместо того, чтобы вбрасывать все больше и больше денег в решение этой проблемы.

Единственным из заявленных кандидатов, который подходит под это определение, является управляющий мексиканским Центробанком Агустин Карстенс (Agustin Carstens). Выдвижение кандидатур преемника Стросс-Кана заканчивается 10 июня. Выбор должен быть сделан до 30 июня, но после этого понадобится еще некоторое время, чтобы новый руководитель приступил к работе.

Сейчас ситуация складывается так, что нынешний правоцентристский французский министр финансов Кристин Лагард (Christine Lagarde) является убедительным фаворитом среди всех кандидатов. Ей обеспечена единодушная поддержка Евросоюза, а также, по словам дипломатов, неофициальная поддержка со стороны США и Китая.

Она обладает сильными управленческими и коммуникационными навыками, однако же ей не хватает опыта ее соотечественника в экономике.

Стросс-Кан неоднократно критиковал медленное и постепенное реагирование Европы на долговой кризис, который начался в Греции и с тех пор распространился на Ирландию и Португалию, что вызвало необходимость срочных мер помощи по выходу из кризиса, которые становятся все более непопулярными в Северной Европе.

Говорящий по-немецки француз, вместе с президентом Европейского Центробанка Жаном-Клодом Трише - играл решающую роль в убеждении немецкого канцлера Ангелы Меркель после многомесячных колебаний в необходимости поддержать финансовую помощь Греции.

«С каждым потерянным днем ситуация движется от плохой к еще худшей», - заявил Стросс-Кан после критически важной встречи 28 апреля 2010 года. «Если мы не справимся с проблемой в Греции, она может обернуться многочисленными последствиями для Евросоюза».

Несмотря на противодействие Германии он проводил кампанию за расширение спасательного фонда для еврозоны, который мог бы использоваться более гибко, чтобы помочь спасти другие оказавшиеся в трудном положении страны заблаговременно, прежде чем они окончательно запутаются.

Он не боялся поддерживать смелые решения в федеральном стиле, как например, более централизованную настройку европейской экономической политики, один единый голос для всей еврозоны в глобальных форумах, таких как МВФ, и бОльший общий бюджет Евросоюза.

Как министр финансов на рубеже веков, Стросс-Кан предложил своему германскому коллеге Хансу Айхелю (Hans Eichel) объединить французское и немецкое кресла в совете директоров МВФ в качестве первого шага к единому креслу для всей еврозоны, и предложил, чтобы первым таким их совместным представителем в МВФ стал представитель Германии.

Министр иностранных дел Франции Юбер Ведрин (Hubert Vedrine) с неохотой отнесся к такой инициативе, заявив, что подобный вариант будет оказывать давление на Париж с целью заставить его отказаться от своего места обладающего правом вето постоянного члена Совета Безопасности ООН. Германия в конечном счете отклонила план.

Частным образом Стросс-Кан приветствовал идею выпуска общих бондов еврозоны для уменьшения стоимости заимствований для более слабых государств, при условии, что они будут следовать жестким целевым показателям по сокращению дефицита.

«Международный валютный союз может выжить только в том случае, если у него есть сильные механизмы финансовой координации, которые обеспечивают основные макроэкономические преимущества финансового союза», - заявил он на аналитической конференции в Брюсселе в сентябре прошлого года.

«Мое основное послание - в том, что центру нужно дать более серьезную роль в национальной фискальной политике, если европейский валютный союз хочет стать более эффективным и более упругим и жизнеспособным монетарным союзом».

«Более крупный центральный бюджет сделает доступным более значительное финансирование для того, чтобы решать структурные проблемы в таких областях как инфраструктура, инвестиции в научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, и образование, что в свою очередь будет способствовать росту экономики в зоне евро», - отметил он в том же выступлении.

Подобные взгляды не пользуются популярностью в правительствах основных государств-участников, которые хотят подрезать крылья Брюсселю и обуздать расходы Евросоюза.

Но Стросс-Кан был убежден, что Европа должна сделать еще один скачок, такой же смелый, каким был шаг по созданию валютного союза, к фискальному федерализму, с тем, чтобы евро мог работать должным образом, и с тем, чтобы избежать глобальной бесполезности и устарелости, и возможно, полного краха единой валюты.

Без его присутствия на посту главы МВФ, или на посту президента Франции, шансы на то, что подобные смелые идеи станут реальностью, выглядят все более призрачными.