Европейская дипломатия должна руководствоваться основополагающими моральными императивами и открытой парламентской политикой, а не закулисными сделками, считает видный активист.

Билл Браудер (Bill Browder), британский венчурный капиталист, родившийся в США, несколько лет назад считался крупнейшим иностранным инвестором на российском фондовом рынке. Сейчас он пытается повлиять на Европейский парламент и парламенты европейских стран, чтобы они заставили Европейский совет ввести санкции против российских чиновников.

Браудер составил список 60 сотрудников российских ведомств - министерства внутренних дел, системы правосудия и тайной полиции (ФСБ), - которые, как он утверждает, пытали и убили его юриста Сергея Магнитского после того, как он разоблачил их многомиллионную налоговую аферу.

В понедельник 30 мая российская генеральная прокуратура в своем заявлении отметила, что один из ключевых фигурантов списка, Олег Сильченко, не допустил «никаких нарушений федерального законодательства». Сторона Браудера назвала это «укрывательством», которое «подрывает доверие» к российскому правительству.

Браудер, опубликовавший надежные доказательства того, что российские чиновники провели аферу, ограбив российских налогоплательщиков, хочет, чтобы Евросоюз заморозил активы фигурирующих в списке мужчин и женщин и запретил выдавать им визы.

«Мы говорим: не пускайте в Европу убийц и участников пыток. Нельзя жертвовать моралью во имя туманной идеи улучшения отношений – пусть даже и с Россией», – заявил он EUobserver на прошлой неделе после встречи с членами Европарламента, посвященной комитету по межпарламентскому сотрудничеству Россия-ЕС.

Кампания Браудера уже сказалась на отношениях между Европой и Россией.

Гуннар Виганд (Gunnar Wiegand), помощник по России главы внешнеполитического ведомства ЕС Кэтрин Эштон (Catherine Ashton), заявил Браудеру и европейским депутатам, что представители ЕС на каждой встрече на высоком уровне спрашивают своих российских коллег о деле Магнитского.

По его словам, в феврале это дело было затронуто в ходе переговоров между главой Европейской комиссии Жозе Мануэлом Баррозу (Jose Manuel Barroso) и российским премьер-министром Владимиром Путиным, в мае - в ходе консультаций между Россией и ЕС по правам человека и две недели назад – в ходе встречи европейского комиссара по внутренним делам Сесилии Мальмстрем (Cecilia Malmstrom) с российским министром юстиции.

Виганд добавил, что он очень надеется на специальное расследование, которое возглавляет советник российского президента Дмитрия Медведева по правам человека Михаил Федотов. «У нас создалось впечатление, что он очень серьезно относится к этим вещам», - заявил он после встречи с Федотовым.

Высокопоставленный источник в Европейской службе внешнеполитической деятельности (ЕСВД) утверждает, что, несмотря на усилия Браудера, не существует ни единого шанса на то, что ЕС введет санкции в отношении фигурантов «списка 60».

По словам источника, в вопросе о санкциях европейская политика руководствуется «стратегическими задачами» и принципом «последовательности». «Мы вводим санкции в отношении политических лидеров, которые систематически прибегают к широким репрессивным мерам, как в Белоруссии, Сирии, Ливии. В третьих странах нам известно множество примеров правовых проблем, но мы не можем отвечать на все эти проблемы санкциями».

Однако Браудер не собирается мириться с таким положением дел.

«Чиновники [ЕСВД] вправе иметь личные взгляды на то, что возможно и что невозможно. Однако в итоге решение по вопросу о санкциях будет приниматься на основании общественного мнения, влияющего на демократически избранных членов парламентов и правительств ЕС. Именно для того, чтобы этого добиться, мы и ведем общественную кампанию по всему Евросоюзу», - заявил он.

По его словам, сочувственное отношение к кампании уже проявили британский, голландский, чешский, германский и польский парламенты.

Он также упомянул «Закон Магнитского», проект которого был внесен в Конгресс США 15 сенаторами от обеих партий и который – если он будет принят - заставит США продвинуться вперед в вопросе о запретах на выдачу виз и замораживании активов.

Со своей стороны члены Европарламента в декабрьской резолюции призвали страны ЕС «рассмотреть возможность» принять карательные меры. Швейцарские власти уже заморозили банковские счета некоторых чиновников из списка.

На слушаниях в Европарламенте Браудер рассказал о том, как ему 16 ноября 2009 года сообщили по телефону о смерти Магнитского, и как это известие укрепило в нем моральную решимость.

«То, что я почувствовал, было одной из худших вещей, которые можно почувствовать. Эта новость разбила мое сердце. Тогда я принял решение о том, что люди, которые это сделали, должны предстать перед правосудием», - сказал он.

Магнитский, как считается, умер от разрыва брюшины, который был вызван токсическим шоком, возникшим из-за того, что в тюрьме ему отказывали в необходимой медицинской помощи. Кроме того, его мать на похоронах заметила, что у 37 –летнего отца двоих детей были сломаны пальцы и что его руки были «черно-синими» от синяков.