Нынешние сербские власти прежде всего, но и предыдущие, пошли на столько уступок требованиям ЕС и США относительно Гаагского трибунала и Косова (если брать во внимание только два этих аспекта), что было бы действительно удивительно, если бы Европейская Комиссия 12 октября не приняла положительного решения о статусе  Сербии как кандидата в ЕС.

Не трудно оценить, что на данный момент для ЕС важнее, чем для Сербии, чтобы долгожданная кандидатура была «подарена» именно сейчас. На это есть много причин.  Рассмотрим лишь некоторые.

Сербия, как-никак, во многих отношениях является для ЕС ключевой страной в регионе Западных Балкан, и как таковую ее нужно сохранить в своих «владениях». С предоставлением кандидатского статуса - и ЕС это подтверждает - шаг за шагом, от утверждения кандидатуры до даты начала переговоров, а затем через долгий процесс переговоров, ЕС внедрит все, что в настоящее время на повестке дня так называемых копенгагенских критериев. Там будет много чего, что пока не является «формальным» (г-н Фюле), а что может мешать, о том не нужно забывать, ради жизненно важных интересов государства Сербии и сербского народа.

В случае отказа предоставления статуса кандидата, особенно сейчас, перед выборами, в ЕС бы разочаровалось значительное количество потенциальных избирателей Демократической и Прогрессивной партии, а «попутный ветер» подул бы для партий, которые относятся к ЕС с недоверием. Не трудно предположить, что бы это означало для ЕС и США в такой потенциально политически переформатированной Сербии. Поэтому, вот вам статус кандидата, вероятно думает ЕС, мы поможем двум самым сильным политическим партиям выиграть выборы и сформировать коалицию с большинством в две трети, а вы за это, политикой кнута и пряника, обеспечите нам дальнейшее осуществление нашей известно-секретной политики экономико-политико-военного обустройства территории Западных Балкан.

Фактор России и ее возросший интерес к Сербии и этому региону, безусловно, является для ЕС дополнительным мотивом как можно скорее, под давлением США, подарить Сербии статус кандидата. Противоракетный щит в Румынии — еще один элемент давления на Сербию с целью заставить ее вступить в евро-атлантические структуры. Ответом на такое поведение НАТО, США и ЕС являются слухи о визите премьер-министра Путина в Сербию. В опровержении новости о визите сказано только, что «Путин не приедет в Белград в конце октября», что не исключает возможность того, что визит состоится позже. Теперь «дежурным» политическим аналитикам, наверное, ясно, что выпад Конузина «Есть ли здесь сербы» был не прихотью или дипломатической оплошностью, а намеком на то, с чем может приехать Путин, не важно когда, в октябре или позже.

Блуждание нынешних сербских властей, а также неспособность позиции и оппозиции сотрудничать в формировании приоритетов государственной и национальной политики в новых глобальных и региональных тенденциях, при неумении «общипанной» сербской дипломатии анализировать современные тенденции и предлагать решения, может поставить Сербию в очень незавидное международное положение с угрозой ее безопасности. Бондстил в Косово и Центр по чрезвычайным ситуациям в Нише ведут Сербию в «мутные воды» и неконтролируемые потоки надвигающихся рек. Не следует забывать и о растущем интересе Турции к региону, и о ее политических и неоосманских амбициях.

Я не хотел бы проводить параллели с положением Югославии в холодной войне и нынешней Сербией, но мы должны задаться вопросом, может ли сегодня разделенная Сербия создать такое единство, чтобы незамедлительно начать обустройство запущенной страны, создать независимые инстанции, разработать план строительства экономически развитой страны, и т.д, для того, чтобы выбраться, боюсь, из зоны иностранных влияний. Чтобы не оказаться в положении, как в африканской пословице, когда сражаются слоны, страдает трава.


Автор - дипломат на пенсии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.