Чтение новостей о развитии последних событий в еврозоне напоминает мне старый американский научно-фантастический телесериал «Потерянные в космосе» (Lost in Space). Каждый раз, когда у семейства Робинсонов появлялись проблемы, их робот начинал махать руками и мигать всеми лампочками, крича: «Опасность, опасность!». Возможно, мы должны запустить подобного робота на улицы Берлина, Парижа и других крупнейших европейских городов, так как лидеры стран, по всей видимости, сами этого не понимают. Все больше и больше стран втягиваются в долговой кризис еврозоны, в то время как руководство продолжает находиться в смятении. Как и семейство Робинсонов, они выглядят потерянными, шатающимися от места к месту, без явного прогресса в достижении своей цели.

Еще по теме: "Германия самоликвидируется": год спустя
 
Давайте перейдем к фактам. В пятницу кредитный рейтинг Бельгии был понижен, а доходность облигаций уверенно растет. (Подобное давление, видимо, наконец убедило ссорящиеся политические партии достичь компромисса и создать правительство, которое позволит стране впервые за 18 месяцев обрести постоянную администрацию). Ситуация в Италии продолжает ухудшаться. На торгах в пятницу Италия была вынуждена выплатить резко повышенные процентные ставки на краткосрочное финансирование. В частности, доход по трехлетним облигациям превысил доход по десятилетним облигациям, в какой-то момент достигнув 8%. Когда страны вынуждены платить больше за краткосрочные ссуды, чем за долгосрочные, это действительно плохой знак. Это указывает на то, что на рынках растет обеспокоенность о том, что Италия может объявить дефолт в ближайшее время. И Италия, и Испания больше платят за краткосрочные займы, чем Греция. Кажется, любая, даже самая малая надежда, которую инвесторы могли питать в отношении того, что новый премьер-министр Марио Монти (Mario Monti) сможет развернуть итальянский корабль, быстро испарилась.

Несмотря на все печальные события, вызывающее наибольшее количество переживаний сообщение пришло из неожиданного источника – Германии. В среду провалился аукцион немецкого правительства, собрав лишь 60% от ожидаемой суммы. Некоторые аналитики попробовали объяснить подобный исход техническими факторами и особыми обстоятельствами, а не в качестве заявления о немецкой кредитоспособности или спросе на немецкие облигации.
Возможно, это так. Но мы также не можем игнорировать смысл этого аукциона. Может ли Германия также впутаться в этот долговой кризис?

Читайте еще: Германия хочет помочь россии в проведении военной реформы

Конечно, Германия уже впутана в долговой кризис, но совершенно другим путем, нежели Италия или Испания. Являясь крупнейшей и одной из сильнейших экономик еврозоны, Германия находится под растущим давлением, направленным на то, чтобы заставить страну использовать свои финансовые мышцы для спасения еврозоны. Как я отметил в статье в журнале TIME на этой неделе, единственным способом действительно решить долговой кризис является более глубокая европейская интеграция. Но это означает, что Германии придется вмешаться, чтобы поддержать валютный союз. Другими словами, выживание евро зависит от желания Германии использовать собственные ресурсы для его поддержания. В любом случае Германию ждут последствия. И не всех из них - положительные.



С одной стороны, можно доказать, что спасение евро входит в очевидные интересы Германии. Именно Германия больше любой другой страны обогатилась за счет формирования валютного союза. До определенной степени можно утверждать, что потрясающие экономические показатели Германии за последние несколько лет во многом обязаны именно евро. Только попробуйте представить, что произойдет, если еврозона развалится. Беспорядки захлестнут главные экспортные рынки Германии, замедляя рост, вызывая отток капитала из Европы и приводя к дорожанию финансирования для Германии. С этой точки зрения, Германия сама бы обрекла себя на провал, разрешив евро исчезнуть, как это недавно отметил в The Financial Times член Совета по международным отношениям США Себастьян Маллаби (Sebastian Mallaby):

«Валютный союз, делающий изменения на периферии столь мучительными, является тем же союзом, который предоставил Германии ее экспортный бум. Вместо того, чтобы осуждать ленивых южан, немцы должны поделиться добычей… Так что да, немцы понимают правильно: европейский валютный союз действительно требует финансовых трансферов. Но ложно утверждение о том, что переводы идут лишь в одну сторону. Германия платит в виде ссуд и внутрирегиональных трансферов; но также получает выгоду через торговые и денежные каналы. Если бы Германия могла признаться в этом, то это помогло бы найти волю, необходимую, чтобы спасти евро – и спасти целое поколение усилий, призванных построить интегрированную Европу».

Еще по теме: Соглашение трех о новом плане европейской стабильности

Но для спасения интегрированной Европы потребуется наличность. Много наличности. И как бы ни был оплачен счет, большая часть будет оплачена из немецкого кошелька. Не может быть простым совпадением то, что немецкий неудавшийся аукцион облигаций произошел в тот же день, когда Европейская комиссия объявила о создании евробондов (или, как их назвали еврократы, «облигации стабильности»), чтобы усмирить долговой кризис. Евробонды являются долговым инструментом, который поддерживается всей еврозоной. Замысел таков: страны еврозоны смогут, с некоторыми ограничениями, выпускать эти евробонды вместо обычных суверенных облигаций. Это позволит более слабым экономикам, вроде Италии, финансироваться за меньшую стоимость, так как облигации поддерживает финансовая мощь все еврозоны. Другими словами, Италия, Испания и другие проблемные правительства смогут снизить проценты по займам, выезжая на спине более кредитоспособных стран, например, Германии. Подобная схема может успокоить долговой кризис, предоставляя осажденным экономиками еврозоны больший доступ к дешевому финансированию. Но, конечно же, есть в этом и потенциальная цена для Германии, по крайней мере, в кратко- и среднесрочной перспективах. Евробонды являются неким видом консолидации долгов, который сблизит кредитоспособность стран еврозоны. Это означает, что кредитный рейтинг Германии может на самом деле пострадать, так как будет висеть на крючке из-за долгов более слабых экономик соседних стран. Как результат, стоимость кредитов в Германии возрастет. И если Италия, Испания и другие страны еврозоны с проблемами не доведут до конца реформы экономики и не укрепят собственные финансы, Германия может оказаться ответственной за счет, что на практике означает, что немецкие налогоплательщики будут выплачивать итальянские долги. Неудивительно, что Берлин активно выступает против введения евробондов.



Однако без подобных мер Германия все равно может заплатить высокую цену за долговой кризис. По мере того, как увеличивается стоимость кредитов для Италии и Испании, увеличивается вероятность того, что этим странам потребуется внешняя помощь. Спасение Италии и/или Испании будет крайне дорогостоящим. Консалтинговая компания Capital Economics недавно подсчитала, что спасение Италии обойдется в 950 миллиардов долларов. Любые другие меры будут также дорогостоящими. В недавнем отчете Barclays Capital отмечено, что раз Италия и Испания все еще имеют доступ к рынкам долгосрочных кредитов, спасательных мер, схожих с греческими, на данном этапе может не потребоваться. Вместо этого им потребуется некий чрезвычайный фонд или финансовый «щит», чтобы стабилизировать рынки и сохранить доступ к капиталу. Тем не менее, подобный «щит» (для Италии и Испании) может потребовать ошеломляющую сумму денег - до 1,1 триллиона долларов, согласно подсчетам Barclays.
 
По этой причине Германия находится в замкнутом круге. Спасешь евро, страдай, не спасешь евро, страдай. Вот что написали в последнем отчете Capital Economics:

«Германия зажата между молотом и наковальней. Если Германия отправится на помощь соседей, она ухудшит свое кредитное положение. Если она предпочтет не спасать никого, еврозона, скорее всего, распадется. Дилемма, с которой столкнулась Германия, не нова. Однако дело в том, что уходит время. Скоро ей придется решить, ставить ли свою репутацию под угрозу или разрешить силам рынка действовать своим ходом».

Еще по теме: Кризис ударяет по Центральной и Восточной Европе
 
Такова ситуация.  Существование евро все больше зависит от желания Германии платить за это. Берлин отчаянно сопротивляется реальности. Лидеры еврозоны вместо этого говорят о предоставлении органам ЕС больше власти для того, что вводить санкции по отношению к странам, нарушившим правила по долгам и дефициту. Это необходимо, но недостаточно. Более жесткий контроль за выполнением директив еврозоны не поможет ей сейчас вырваться из долгового кризиса. И не одна более слабая экономика еврозоны не сможет выполнить эти условия в ближайшее время.

В конце концов, стоимость содержания валютного союза продолжит расти. Если Берлин не захочет взять на себя счет, другого пути оплатить его может не оказаться. Потому вот ответ на наш главный вопрос: Германия уже является жертвой долгового кризиса. Этого Берлину не избежать, несмотря на все его старания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.