Паникерство и благодушие – это два полюса энергетической политики Европы. Отмотайте время назад на десять лет, и вы увидите, что лагерь благодушных одерживал в тот период верх. Почти все в мире считали Россию дружественной страной, которая вполне надежно поставляла в больших количествах газ своим западноевропейским покупателям, таким как немецкая компания Ruhrgas. По общему признанию, газодобывающая отрасль России была устаревшей и расточительной, но страна испытывала мощную потребность в западных знаниях, технологиях и инвестициях. Если гигантская государственная корпорация «Газпром» не хотела проводить модернизацию, то ее напористые конкуренты, такие как ЮКОС, заполняли образовавшуюся нишу.

Еще по теме: Россия слишком много тратит энергии

Но вскоре начались проблемы. Когда на пост президента пришел Владимир Путин, возникло впечатление, что Россия готова по любому случаю использовать  энергоресурсы в качестве политического оружия. Она по самым неправдоподобным причинам прекратила поставки нефти в Литву и Латвию. Коррупция в стране резко поползла вверх. Сурово наказав вначале теневых посредников, таких как «Итера», которые грабили государственные энергетические компании, путинский Кремль затем создал гораздо больше новых компаний такого сорта. Самая известная среди них – пользующаяся дурной славой «РосУкрЭнерго». У этой фирмы не было ни ресурсов, ни трубопроводов, ни хранилищ; но она умудрялась ворочать миллиардами долларов в процессе российско-украинской газовой торговли. Начиная с 2005 года, ссоры между Москвой и Киевом по поводу непонятных доходов от этой схемы стали приводить к перебоям в подаче газа западноевропейским потребителям. По российской репутации надежного поставщика был нанесен мощный удар. Сначала такие страны как Германия не очень беспокоились на сей счет, полагая, что подобные аномалии это проблема Восточной Европы, возникшая из-за ее вздорного отношения  к России. А серьезным странам, таким как Германия, беспокоиться не о чем. Образцом такого отношения стал бывший канцлер Германии Герхард Шредер, который, завершив свой срок на посту главы правительства, прямо из канцлерского кабинета отправился на высокодоходную должность в российско-германский трубопроводный консорциум «Северный поток», занимающийся прокладкой трубопроводов по дну Балтики. Когда Германия начала сближаться с Россией, раздались панические голоса из стран, находящихся между ними. Бывший министр обороны Польши Радослав Сикорский (Radosław Sikorski) даже косвенно сравнил этот проект с печально известным пактом Молотова-Риббентропа.



На фоне усиливающихся тревог и опасений Центральной Европы по поводу России с новой силой начался поиск альтернатив. Начиная с 2002 года, Европейский Союз (ЕС), опираясь на мощную американскую поддержку, стремится к диверсификации поставок. В этих целях он продвигает проект строительства трубопровода Nabucco, цель которого – подача газа из Центральной Азии и каспийского региона в Центральную Европу через Турцию и Балканы. Россия ответила на это своим собственным трубопроводным проектом, носящим название «Южный поток».

К концу десятилетия паникеры взяли верх, а лагерь благодушных пришел в замешательство. Оказалось, что российские газовые поставки дороги, ненадежны и являются мощной приманкой для коррупции. Управление Еврокомиссии по вопросам конкуренции нанесло смертельный удар по старой модели немецкого образца, в которой действовали интегрированные энергетические компании. Европа также начала вкладывать деньги в строительство соединительных трубопроводов север-юг. А это ведет к тому, что такие страны как Польша и Венгрия уже не будут полагаться только на газовые поставки с востока: они смогут импортировать газ откуда угодно.

Читайте еще: Энергетическая зависимость Евросоюза от Москвы

Российские невзгоды еще больше усилились из-за технических перемен. Сжиженный природный газ (СПГ), которого прежде было мало, и который стоил дорого, вдруг появился в изобилии и подешевел. Одной из причин стало увеличение добычи сланцевого газа в Америке. Теперь на мировом рынке появились миллиарды кубометров газа из Катара, Тринидада, Индонезии и других стран. Раньше этот газ предназначался для США. Упала также цена на танкеры и приемные терминалы. Плюс ко всему сланцевый газ в больших количествах был найден в Польше (до 5,3 триллиона кубометров). Его также могут найти и в других странах региона.

Посыпая свежую соль на старые раны, Еврокомиссия в сентябре 2011 года провела ряд обысков в газпромовских представительствах в Европе, подозревая российский газовый гигант в систематических картельных сговорах и манипуляциях на рынке. Одной из мишеней стала чешская дочерняя компания Газпрома Vemex, которая незадолго до этого приобрела долю местного розничного торговца энергоресурсами.

Результатов этого расследования ждут не дождутся такие страны как Литва и Эстония, которые пытаются вырвать свои национальные газовые системы из рук российского монополиста. В ноябре Путин во время своей ежегодной встречи с иностранными комментаторами из клуба «Валдай» нашел несколько минут, чтобы резко пожаловаться на попытки ЕС выдавить, как он считает, Россию с европейского газового рынка. Раньше такое и представить-то было невозможно. У России больше нет в руках кнута, при помощи которого она, как ей казалось, сможет с легкостью манипулировать рынком.



Россия также допустила ряд грубых просчетов в своей газовой дипломатии ближе к дому. Своей тактикой угроз и запугивания она разозлила Туркмению, обладающую вторыми по размерам газовыми месторождениями на постсоветском пространстве. Туркменское правительство построило трубопровод в Китай через территорию Узбекистана, ветку от которого планируется протянуть в Казахстан. Кремль также настроил против себя пророссийское руководство на Украине. И лишь завершение строительства трубопровода «Северный поток» в сентябре месяце дало России повод для оптимизма. Но и это достижение может пасть жертвой закона ЕС о конкуренции: газ, который перекачивается по «Северному потоку», должен будет конкурировать с другими поставками. И не будет никаких удобных контрактов с распределительным компаниями, как планировалось ранее.

Еще по теме: "Северный поток" - прорыв в энергетической безопасности России


Но у паникеров все равно остаются причины для тревог и волнений. После аварии на атомной электростанции «Фукусима» европейские страны заморозили свои планы строительства новых АЭС, а теперь одну за другой закрывают действующие. Возобновляемым источникам далеко до того, чтобы заткнуть образовавшуюся брешь. И чтобы в Европе не погас свет, таким странам как Британия, Германия и Голландия придется импортировать больше газа для выработки электроэнергии. Согласно одной из оценок, спрос на газ будет увеличиваться на 30 миллиардов кубометров ежегодно. А это дает России шанс эффектно вернуться, особенно если предложение на мировом газовом рынке уменьшится.

Еще одна большая головная боль ЕС – это так называемый «южный коридор», или запланированный к строительству газопровод через Турцию. Nabucco, который неоднократно откладывали, сегодня сталкивается с серьезными проблемами из-за роста затрат на строительство и сохраняющейся неопределенности с источниками поставок. Азербайджан просигнализировал, что хотел бы построить другой газопровод со своего месторождения Шах-Дениз, которое должно было дать толчок прокладке Nabucco. Россия также играет мускулами на Каспийском море, чьи газовые запасы должны были заполнить трубы долгое время откладываемого газопровода Nabucco. Показательно то, что свою позицию изменили Соединенные Штаты. Если раньше они недвусмысленно выступали за проект Nabucco, то теперь в их позиции появились нюансы, и они готовы поддержать любой из трех других возможных проектов: Трансадриатический трубопровод, соединительный трубопровод Италия-Греция и недорогой турецкий трубопровод, у которого больше всего шансов.

Еще по теме: Новые энергетические трения с Россией?

Но самую большую тревогу вызывает замешательство в Евросоюзе. По мере того, как кризис еврозоны съедает политический капитал, снижается авторитет и влияние Еврокомиссии в других областях, скажем, ее способность управлять единым рынком. Денег не хватает, а это значит, что мало кто из политиков захочет выбрасывать их на дорогостоящие проекты, такие как Nabucco. Многие начинают заявлять, что газ, подобно нефти, превращается в товар, которым свободно торгуют на мировых рынках. Поэтому у политиков он не должен вызывать особых опасений. А Россия это надоедливая неприятность, но не угроза. Так что время паникеров приходит к концу. Скоро наступит очередь лобби благодушных.

Эдвард Лукас - редактор Economist по международным вопросам и внештатный научный сотрудник Центра анализа европейской политики CEPA. Он освещает события в Центральной и Восточной Европе с середины 1980-х годов.

Изложенные в этой статье оценки и мнения принадлежат автору и могут не отражать позицию Центра анализа европейской политики.