Когда бывший в то время российским президентом Владимир Путин лично назначил чиновника Алексея Миллера главой сырьевого гиганта Газпрома, его предшественник предупредил: «Не позднее чем через месяц Миллер покончит жизнь самоубийством». Прошло уже больше десяти лет. 49-летний Миллер все еще жив, а его влияние растет. Европа подключена к капельнице его газовых месторождений. Однако глава российского концерна хочет большего: Газпром планирует войти в рынок электроэнергии Германии и хочет стать мировым энергетическим гигантом – если не помешают проблемы с евро.

Süddeutsche Zeitung: Г-н Миллер, в Европе обостряется долговой кризис. У вас увеличиваются опасения относительно ваших клиентов на другом конце трубопровода?
Алексей Миллер:
Антикризисные меры, принимаемые в Европе, являются правильными. Но мы задаем вопрос – достаточны ли они? Речь идет о том, чтобы избежать рецессии в Европе – она стала бы еще более тяжелым бременем для бюджетов, и ситуация только бы ухудшилась. Пока мы не услышали ясного ответа на вопрос о том, каким конкретно образом еврозона собирается решать возникшие проблемы. Мы надеемся, что она сможет избежать той катастрофы, которая случилась с лайнером Costa Concordia.



- Не очень приятное сравнение. Москва опасается кораблекрушения?
- По нашему мнению, вероятность этих рисков очень высока, и мы считаем, что обострение нынешнего кризиса связано с большими опасностями, чем это было в 2008 и в 2009 году.

- Такие глобальные концерны как General Electric теряют терпение в отношениях с Европой и раздраженно от нее отворачиваются. Не собирается ли Газпром вывести свои инвестиции?
- Мы занимаем осторожную позицию – в том числе и в вопросе об инвестициях. Мы в целом предложили консервативную программу на 2012 год. Мы также хотели бы надеться на то, что Брюссель сможет найти долгосрочные решения, которые бы гарантировали стабильность экономики и привлекательность инвестиционного климата. Что касается энергетического рынка, то здесь у меня есть сомнения.

Читайте также: Тайная война за российский газ

- На что вы намекаете?

- Европе нужны огромные инвестиции в ее энергетическую инфраструктуру – в том числе и со стороны международных инвесторов. С учетом финансового кризиса сделать это будет непросто. Но если более внимательно посмотреть на новые законодательные предложения Еврокомиссии относительно внутреннего рынка, то там речь идет, скорее, об ограничениях, чем об открытости. Еврокомиссия, судя по всему, рассматривает  эти правила как средство давления на такие страны-экспортеры как Россия. Однако любое действие вызывает противодействие. Кое-кто в России требует, чтобы на этот случай были продуманы ответные меры.

- Звучит как угроза. Вы планируете предпринять правовые действия против Брюсселя?

- По крайней мере такого рода возможность следовало бы изучить.

- Евросоюз пытается заставить таких владельцев трубопроводов как Газпром гарантировать доступ в трубопроводную сеть конкурентам, а также отделить саму сеть от добычи – то есть создать больше свободы на энергетическом рынке Евросоюза. Но для вас это вторжение в вашу собственность – вы готовы согласиться с таким подходом?
- Следует ясно сказать – без трубопровода газовое месторождение не имеет никакой цены. Попытка их разделить свидетельствует о плохом понимании реальности и препятствует вложению инвестиций в европейскую энергетическую безопасность. Евросоюз должен внимательно к этому отнестись, ведь может случиться так, что из-за действий Еврокомиссии он останется не только без природного газа, но и без инфраструктуры.

- В Германии Россия как энергетическая держава также наталкивается на ограничения. Федеральный канцлер Меркель категорически отвергла идею Сергея Шматко относительно «углубленного энергетического партнерства». Вы разочарованы?

- Несомненно, политический диалог помогает, когда речь идет о такой важной теме как энергетическая безопасность. Крупные проекты, в том числе «Южный поток»…

- … а также недавно введенный в эксплуатацию «Северный поток»…

- …нуждаются в политической поддержке. Но мы не ждем действий со стороны политики, и уже ведем диалог с нашими немецкими партнерами о том, каким образом можно было бы улучшить энергоснабжение.

Еще по теме: У Украины нет альтернативы российскому газу

- Если они вообще на это согласятся. Премьер-министр Путин в последнее время несколько раз критиковал закрытость Германии для российских инвесторов. Вы хотели бы, чтобы была большая открытость?
- Мы против политизации газового рынка. Но у нас создается впечатление, что ситуация постепенно улучшается.

- Ваши переговоры с концерном RWE относительно создания совместного предприятия провалились. Вместо этого вы идете в провинцию. У компании Envacom - небольшого поставщика из федеральной земли Гессен - вы приобрели его энергетическое подразделение и планируете начать сотрудничество с городскими коммунальными службами. Именно так будет выглядеть прорыв?
- Для потребителей в Германии это будет именно так. Для них наша покупка будет выгодна, так как она оживит конкуренцию. Наша экспансия в новые сегменты рынка приводит к усилению конкуренции.

- Если честно – что Газпром на самом деле планирует сделать в ближайшие годы в Германии?

- Мы имеем возможность осуществить значительные инвестиции, так как за счет доступа к газовым месторождениям мы имеем надежные источники дохода. Германия – очень ликвидный рынок, и поэтому он представляет для нас интерес. Мы собираемся расширить здесь наше присутствие. Мы хотим не только поставлять природный газ, но намерены также войти в производство электроэнергии. Газпром по-прежнему в высокой степени готов к тому, чтобы инвестировать средства в строительство электростанций.

- Немецкие поставщики освобождают площадку. Они не хотят инвестировать средства в энергетическую переориентацию и утверждают, что новые электростанции не будут рентабельными. Многие из участников рынка требуют субвенций. Вы тоже?

- Нет. Вместо все новых субвенций нам в конечном счете нужен смелый подход к рыночной экономики.

- Работающие на природном газе электростанции из-за бума в области ветряной и солнечной энергетики в будущем будут в Германии все больше простаивать, и в это время они ничего не будут зарабатывать. Вас это тоже затронет?

- Возможно, однако призывы к государству не являются решением проблемы. Немецкие поставщики электроэнергии из-за отказа от атомной энергетики вынуждены будут пойти на значительное амортизационные расходы, и я могу понять, когда они рассчитывают на поддержку в связи с радикальной энергетической переориентацией. Но мы выступаем за сокращение субвенций. В последние годы европейский энергетический ландшафт превратился в настоящие субвенционные джунгли, и это уже не имеет никакого отношения к экономическим соображениям. Это было бы интересная задачка для вашего объединения налогоплательщиков – подсчитать, о каких суммах в данном случае идет речь.

Читайте еще:  Газ как политическая технология

- Ваше партнерство с такими немецкими концернами как Eon становятся все более прохладными. Вас открыто упрекают в чрезмерном завышении цен. Говорят, что вы используете ваше влияние на рынке для того, чтобы требовать более высоких цен.

- Огульные утверждения относительно того, что наш газ является дорогим, просто не соответствуют действительности. Тем не менее следует признать, что мы ведем со многими фирмами переговоры относительно структуры цены. Однако для ее изменения должны быть серьезные, объективные причины, а также изменения на рынках.

- Которых вы не видите?
- Нет, не вижу. Цена на газ привязана к корзине нефтепродуктов. В последние десять лет она увеличивается, так же как и цены на другие сырьевые товары. Наш газ совсем не дорогой. Наоборот. Он слишком дешевый.

- Как, простите?  Глобальный газовый рынок принципиально изменился. Неожиданно из-за новых способов добычи и транспортировки образовался его избыток. И в таком случае цена должна уменьшаться!
- Не обязательно. Природный газ в ближайшие 20 лет будет самым востребованным энергоносителем. Так называемые страны с развивающейся экономикой, а также индустриальные государства тихоокеанского региона готовы скупить любое количество газа, появляющееся на рынке.

- В Соединенных Штатах и в Европе все больше проводится бурений в поисках природного газа. Ваши конкуренты становятся более независимыми. Россия теряет свое господствующее положение?
- Россия является мировым лидером в области добычи природного газа. И, с нашей точки зрения, в этом отношении мало что изменится. Так называемая сланцевая революция в Соединенных Штатах напоминает мне, скорее, историю, придуманную на фабрике иллюзий под названием Голливуд. Нет, наши прогнозы выглядят иначе. Мы считаем, что потребление природного газа в Европе будет и дальше увеличиваться, тогда как добыча газа в ней значительно сократится. Для меня ясно одно: у газового рынка - большое будущее.