Самый частый вопрос, который в связи с этим задают эксперты, звучит так: можно ли заблокировать морские пути, по которым в Европу и Соединенные Штаты транспортируется нефть?

А ответ такой: это не так просто, как может показаться на первый взгляд. И хотя правда, что больше всего товаров из Азии в Европу идет по морским путям между Йеменом и Джибути, где ширина самого узкого горлышка всего шесть километров. И все, кто хочет плыть с запада на восток и в Восточную Азию, в свою очередь должны проплыть из Малакки между Малайзией и Индонезией по морскому пути, ширина которого в одном месте всего три километра. И почти каждый второй корабль, который плывет по мировым водам, должен проплыть через эти узкие места, подсчитывает министерство США, которое занимается энергией. Более того, примерно 90% всего транспортируемого товара, по данным международной организации Maritime, перевозят на кораблях. Из этого, очевидно, следует, что эти пути можно блокировать, и таким образом, например, поставить под угрозу перевозку нефти, потому что пятая часть мировой продукции должна проплыть через Персидский залив. А это как раз именно то место, где Иран объявил военные маневры. Именно поэтому стоимость барреля нефти в последние дни подскочила уже за сто долларов, и это несмотря на то, что спрос упал. То есть в этом, скорее, виновата психология, а не конкретная сложившаяся сейчас ситуация.

Только вот никто из опрошенных журналом Die Zeit военных экспертов не считает, что конфликт с Ираном может произойти на самом деле. Скорее, по их словам, речь пойдет только о мелкой провокации. Причина этих небольших опасений заключается в том, что Иран очень хорошо знает, что к такому варианту развития событий очень хорошо готов американский пятый флот. Более того, в эти дни его усиливают новые американские, британские и французские военные корабли и вместе с арабскими союзниками они сумеют его очень хорошо защитить. Авианосец «Авраам Линкольн» уже прибыл в Персидский залив. Еще одна причина, почему не стоит бояться самого худшего сценария развития событий, заключается в том, что таким образом Иран навредил бы, прежде всего, себе, потому что крупнейший покупатель его нефти – Китай, и он бы это тоже просто так не оставил. Более того, сегодня в глобальном обществе промышленные государства могли бы договориться и резко снизить цену нефти, выбросив на рынок свои нефтяные резервы.

Еще проще было бы заблокировать Суэцкий канал. Как известно, с тех пор как его открыли в 1869 году, он уже несколько раз был заблокирован, но ни к какой катастрофе это тоже никогда не приводило: просто корабли должны были оплывать всю Африку. Разница в блокировании путей в Азии и Суэцкого канала также заключается в том, что блокирование канала означало бы объявление войны Египту. А сам Египет едва ли сделал бы это, потому что от движения через канал в страну плывут значительные средства. К тому же еще в 1888 году Египет обязался, что всегда будет держать этот водный путь открытым.

Поэтому заключение американских экспертов таково, что наибольшую опасность для Европы, скорее, представляет обеспечение газом, а не нефтью. Об этом, например, говорят шесть попыток за последнее время разрушить газопровод, идущий из Египта в Израиль, потому что такие нападения с технической стороны в принципе очень просто осуществить.

Поэтому для Европы большую опасность представляет тот факт, что 34% природного газа идет из одного места, и это место – Россия. И некоторые страны, как, например, Польша, балтийские государства и Болгария, зависят от России в достаточной степени. Северный газопровод в Европу построен, и российский Газпром хочет начать строить и южный газопровод, который шел бы в Европу из Черного моря. Таким образом, зависимость Европы от России может стать еще больше.

И хотя эта ситуация не означает, что Россия может прервать обеспечение Европы газом, ей нужны от нас деньги, но она может, и этого, по мнению экспертов, стоит опасаться, периодически объявлять о различных проблемах и поломках и таким образом искусственно повышать цену, как минимум на время.

Поэтому вывод очевиден: находиться в большей уверенности европейцы и вся наша цивилизация могут только тогда, когда будет принципиально снижено потребление нефти и природного газа. Однако этому в свою очередь, в том числе и в Европе, сильно мешает нефтяное и газовое лобби. Итак, как всегда, мы сами себя подвергаем большей опасности, и наши противники об этом очень хорошо знают и учитывают это.