Для того, чтобы понять, какое влияние финансовый кризис оказал на вооруженные силы западных государств, следует обратить внимание на одну особо впечатляющую цифру. Американский министр обороны Леон Панетта назвал ее в начале своего выступления на Мюнхенской конференции по безопасности. Возглавляемое им министерство собирается в течение ближайших десяти лет сэкономить 487 миллиардов долларов. В пересчете на год объем экономии превосходит военный бюджет Германии. Но предпринимаемые меры экономии затронут и европейские вооруженные силы -  это коснется немцев, британцев, французов, испанцев и итальянцев, ну а греков и португальцев – в любом случае. Более крупные государства, несмотря на необходимость сокращения вооруженных сил, пытаются и дальше покрывать весь спектр военных возможностей: «ширина важнее глубины» - таков основной принцип, которым министр обороны Германии Томас де Мезьер (Thomas de Maizière) приказал руководствоваться бундесверу.

Другие государства, напротив, уже вынуждены прибегать к ампутации. Голландская армия и австрийские вооруженные силы в будущем уже не будут иметь боевых танков. Идея такова, что в случае необходимости, связанной с защитой Альянса, эту технику должны предоставить им другие страны. В скрытой форме Швейцария также обратилась к этому принципу. Она вообще не является членом какого бы то ни было союза, но, тем не менее, ликвидирует свои танковые войска.

Пример армии Люксембурга показывает, как небольшое государство целенаправленно делает ставку на специализацию. Эта страна заказала у немецкой компании KMW 50 разведывательных бронемашин. Это и есть тот вклад, который это небольшое, но крепкое в финансовом отношении государство может и хочет внести при выполнении миссии НАТО или Европейского Союза. Кроме того, Великое герцогство выбрало еще один путь для того, чтобы, не имея выхода к морю, принять участие в антипиратской операции Евросоюза. Для этого Люксембург взял в аренду морские разведывательные самолеты, которые в настоящее время выполняют свою миссию у восточных берегов Африки.

У НАТО для обозначения разделения труда был изобретен маркетинговый термин «smart defense» (англ.: умная оборона – прим. перев.). Это была одна из тем для обсуждения среди собравшихся в Мюнхене экспертов в области политики безопасности. Естественно, де Мезьер с самого начала попытался несколько сдержать ожидания. «Некоторые считают, что они бесплатно могут получить те возможности, которыми сами не обладают», - заявил он. Другие надеются получить деньги за то, что они предоставят эти возможности.

«И то и другое – иллюзии. Принцип «умной обороны» не позволяет экономить деньги - в лучшем случае можно говорить только об экономии в будущем», - отметил он. Де Мезьер также предупредил о том, что сторонники подобного рода объединения имеющихся возможностей должны повысить степень взаимной зависимости.

Возможно, при этом он имел в виду воздушную войну НАТО против Ливии, в которой, как известно, Германия не принимала участия. Поэтому она отозвала своих солдат, обеспечивавших работу самолетов системы АВАКС, без которых проведение воздушной операции невозможно. Самолеты АВАКС – один из немногих примеров совместного использования военной техники, и эта практика уже давно существует в НАТО. Пример Ливии показывает, насколько проблематичной может стать взаимозависимость при отсутствии у союзников общей внешней и оборонной политики.

Однако на эту проблему генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Рассмуссен (Anders Fogh Ramussen) «смотрит на 180% иначе», как он заявил в Мюнхене. Германия взяла на себя выполнение задач, связанных с самолетами АВАКС в Афганистане, что позволило другим партнерам действовать без немцев в районе Средиземного моря. Принцип «pooling and sharing» (англ.: объединения и совместного использования – прим. перев.) функционирует и в том случае, когда партнеры не хотят вместе двигаться одним путем.

Тем временем планируется привести в боевую готовность европейский противоракетный щит, и это еще один совместный проект. «Мы делаем ставку на создание противоракетного щита вместе с Россией», - сказал де Мезьер. Однако в Мюнхене царили как раз другие настроения. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров был настроен резко против этого проекта и утверждал, что он угрожает его стране. По крайней мере столь же резко ему возражал генеральный секретарь НАТО Расмуссен. По его словам, рассматривать противоракетный щит как угрозу для России – «смешная идея».  По мнению генерального секретаря НАТО, требуемые Москвой международно-правовые гарантии того, что этот щит не направлен против России, являются неоправданными. «Лучшей гарантией, которую может получить Россия, стало бы ее конструктивное сотрудничество в этом вопросе», - подчеркнул Расмуссен.