Информационная служба Reuters сообщила 14 февраля 2012 года, что «рейтинговое агентство Moody’s предупредило о возможном снижении рейтинга ААА (Triple A) у Франции, Британии и Австрии и понизило рейтинги шести других европейских государств, в том числе Италии, Испании и Португалии, на основании возросших рисков, возникших вследствие долгового кризиса».

 

То, что в 2008 году казалось неизбежной европейской политической интеграцией, сейчас превратилось в полнейший беспорядок. То, что еще четыре года назад казалось невероятным – идея о том, что Евросоюз частично или полностью распадется на отдельные страны – сейчас обсуждается с абсолютной серьезностью. Греция, государство-член Евросоюза и член еврозоны, стала кандидатом на вылет.

 

Десятилетия социализма от колыбели до могилы, короткая рабочая неделя и длинные отпуска для трудящихся Евросоюза нанесли тяжелый урон казне отдельных европейских государств. Спокойная жизнь, которую вели европейцы, не задумываясь о завтрашнем дне, обернулась нынешними временами расплаты. Греция стала примером краха европейского государства всеобщего благоденствия. 

 

Тем не менее, успех европейского проекта объединения некоммунистической Европы в союз с едиными таможенными нормативами, общим рынком и, в конечном итоге, единой валютой превзошел все ожидания. Государства, которые вошли в Евросоюз, пожертвовали долей своего суверенитета, чтобы присоединиться к конкурентному и эффективному рынку, и позже 17 государств еврозоны (Австрия, Бельгия, Кипр, Эстония, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Ирландия, Италия, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Португалия, Словакия, Словения и Испания) отказались от своих национальных валют в пользу евро.

 

Воссоединение Германии в октябре 1990 года подтолкнуло французское правительство к выдвижению инициативы по созданию единой европейской валюты – евро. Французы опасались, что крупная объединенная Германия погубит более слабую экономику Франции и других соседних европейских стран. Поэтому французы поставили Германии условие: чтобы Франция приняла объединенную Германию, последняя должна отказаться от марки – сильной национальной валюты – и ввести евро.

 

В настоящее время Германия больше не хочет приспосабливаться. По этому поводу издание Telegraph 15 февраля 2012 года сообщило следующее: «Немецкий президент Кристиан Вульф обвинил европейский Центробанк (ЕЦБ) в нарушении его мандата в связи с массовой покупкой южно-европейских облигаций». Вульф добавил: «Я считаю массовую скупку облигаций отдельных государств европейским Центробанком весьма сомнительным шагом с юридической и политической точки зрения. Статья 123 Договора о функционировании Европейского Союза запрещает ЕЦБ непосредственное приобретение обязательств, чтобы сохранить независимость Центробанка». Вульф прокомментировал вмешательство ЕЦБ в рынки облигаций Италии и Испании, имевшее место в феврале, назвав его угрозой для валютного союза и финансовой системы Европы. На сегодняшний день комментарии Вульфа являются самым недвусмысленным предупреждением о том, что Германия уже достигла предела самопожертвования ради блага Европы.

 

Франция сейчас находится не в том положении, чтобы выводить Евросоюз из кризиса. 24 августа 2011 года премьер-министр Франции Франсуа Филон, по данным информационного агентства Agence France Presse, понизил правительственный прогноз экономического роста на 2011 год с 2% до 1,75%, объяснив это тем, что эта мера поможет в следующем году уменьшить публичный дефицит до 4,5% ВВП. Премьер-министр Филон добавил: «Наша страна не может жить не по средствам вечно». Ранее в августе 2011 года мировые рынки были потрясены слухами о том, что кредитный рейтинг Франции может быть понижен и что ее банки слишком зависят от долгов более слабых государств еврозоны. Высказывания Филона противоречили заверениям президента Николя Саркози, что французская финансовая система находится в безопасности, поскольку премьер-министр предупреждало том, что «Франция уже переступила порог долговой терпимости».

 

Жители Евросоюза сейчас ощущают постоянное беспокойство, которое является побочным эффектом экономического спада и политической неопределенности. Европейцы перестали верить в Бога после Второй Мировой войны  и стали стремиться жить «полноценно жизнью здесь и сейчас», не задумываясь о будущем. Мусульманские иммигранты из Северной Африки, Турции и Ближнего Востока наводнили Европу, когда в период послевоенной индустриализации потребовалась дешевая рабочая сила. Это изменило лицо Европы и ее культуру. Американцы платили за оборону Европы, что дало возможность европейцам наслаждаться самым приятным образом жизни, имея короткие рабочие недели и длинные оплачиваемые отпуска на французской и испанской Ривьере. Европейская демография упала до отметок ниже уровня замещения задолго до того, как в постиндустриальную эпоху в рабочих перестали нуждаться.

 

Сейчас между государствами-членами Евросоюза возникает все больше конфликтов. Как сообщила Presseurop 5 апреля 2011 года, Италия готовит указ, который помешает Франции поглотить компанию Parmalat, ее ведущую компанию сельскохозяйственного сектора.

 

Другим поводом для конфликтов была политика Евросоюза в отношении Ливии в 2011 году. Французы, которые в 1970 году продавали Каддафи истребители Mirage, при президенте Саркози принимали участие в проведении воздушных атак на Ливию вместе с Британией в попытке заставить Каддафи уйти. Однако тот же президент Саркози еще три года назад тепло принимал ливийского диктатора в Елисейском дворце и осуждал «тех, кто чрезмерно и безответственно критиковал ливийского лидера». Саркози сообщил прессе, что «он (Каддафи)  - руководитель государства, дольше всех в регионе находящийся во главе своей страны», и оказал Каддафи торжественный прием.

 

В отличие от Франции и Британии, Сильвио Берлускони, на тот момент итальянский премьер-министр, поддерживал тесные отношения с Каддафи и пытался найти пути переговорного и достойного выхода из конфликта для Каддафи, не доводя до войны.  

 

Иммиграция  - это еще один спорный момент в отношениях между Италией и Францией. Итальянский остров Лампедуза стал местом в Евросоюзе, куда прибывают иммигранты из Северной Африки. Итальянцы, которым приходится каким-то образом справляться с притоком нежелательных иммигрантов, возмущаются действиями французов, останавливающих беженцев из Туниса на франко-итальянской границе и отправляющих их обратно в Италию.

 

Различия в фискальной политике стран-членов Евросоюза подорвали экономику Ирландии. В 1998 году уровень роста ирландской экономики составлял 12%, тогда как средний уровень роста в других государствах Евросоюза был всего 2%. Чтобы охладить разогретую экономику и защититься от инфляции, Ирландии было необходимо поднять процентные ставки. В то же самое время процентные ставки в еврозоне были снижены до 3%. Ирландская экономика начала скатываться вниз, а объемы инвестиций в нее в третьем квартале 2011 года опустились до рекордно низкого уровня, начиная с 1997 года.

 

Члены Совета директоров ЕЦБ 17 стран еврозоны не способны выработать единую финансовую политику, которая смогла бы регулировать процентные ставки в соответствующих государствах, а политики этих стран не станут доверять судьбу своих наций горстке неизбранных бюрократов. Вместе с отменой в еврозоне национальных валют – традиционных символов суверенитета и независимости – эти государства утратили и частицу демократии. Более того, такие наднациональные институты как ЕЦБ, не могут в полной мере соблюдать интересы отдельных государств.

 

Денежный союз еврозоны не будет эффективно работать в отсутствии согласованности в действиях всех 17 государств по другим аспектам микроэкономики, как например налогообложение доходов от прироста капитала и так далее. Результатом стала неустойчивость национальных экономик – именно поэтому Британия отказалась присоединиться к еврозоне.

 

Вслед за ухудшением состояния греческой экономики другие страны, такие как Португалию, Испанию и Италию, может постигнуть та же участь, что приведет к возникновению деления в Европе на север и юг. Сегодня газеты в Греции и Италии уже печатают измененные фотографии немецкого канцлера Ангелы Меркель в нацистской форме, продвигающейся по югу Европы. «Уродливый немец» вернулся, ввергнув другие государства в нищету.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.