«Вижу, что мы так и не поговорили о внешней политике. Обсудим это в следующий раз, если будет время» (радио France Inter, 11 марта). Такая пустая фраза сегодня неизбежно закрывает собой все дебаты, интервью, выступления по радио и телевидению: над всем довлеют некие часы, которые не дают говорить о внешнем мире. Нынешняя президентская кампания во Франции разворачивается за закрытыми дверями. Ведущие яростное противоборство малые и большие кандидаты словно сговорились не переступать национальных границ.

Если кто-то из них и выходит за установленные пределы, то в первую очередь пытается подчеркнуть этим собственную «деглобализацию». Даже убежденные европейцы изо всех лагерей усиленно выражают свою отвагу и рвение. Разговоры о дырявой, бюрократической и обреченной на нищенскую экономию Европе плодятся день ото дня: советники наших «князей» делают ставку на предположительно неуживчивый и враждебный Европе электорат.

Неустойчивая покупательная способность, рост безработицы, делокализация средств производства и общая нестабильность - все это, разумеется, вызывает беспокойство. Но откуда взялась нелепая идея о том, что все эти серьезные проблемы нужно решать так, словно соседних стран и континентов просто не существует (за исключением разве что Германии, которую то восхваляют, то мешают с грязью)? Получается ли, что Франция, пятая по величине экономика мира и вторая в Европе, изобрела для себя некий «капитализм в отдельно взятой стране», как и советские сталинисты, которые зациклились на образе осажденной социалистической крепости с закрытыми на засов вратами?

Нас всего лишь 60 с небольшим миллионов в бурлящем море из почти семи миллиардов человек, которые волей-неволей, мягко или напористо влияют на наши с вами жизни. Я внимательно и со все растущим удивлением следил за праймериз в социалистической партии. За три полуторачасовых телевизионных выступления ни один из кандидатов не сказал ни слова о том, что можно было бы хотя бы с натяжкой назвать «внешней политикой». То, что было бы вполне логичным в неудержимом словесном потоке лидеров правых и левых радикалов, которые всегда были пророками железобетонного протекционизма и единой нации, звучит просто чудовищно в устах претендентов на высший государственный пост…

По странному и непонятному сговору крупнейшие партии молчат об арабской весне, а также возможном лете и осени. Они ни слова не говорят о Путине, его пожизненном президентском сроке и невероятных коррупционных связях с китайской компартией. Они отворачивают глаза от Ирана, теократической тирании и ее бомбы… Разумеется, ведь все эти опасности, которыми пестрит международная хроника, не должны нарушать спокойствие в нашем болоте.

Мы увидели более красноречивого и энергичного Николя Саркози (в Грузии и Ливии). Речь в Гренобле, жесткий ответ на «вторжение» цыган и прочих нежелательных элементов (моральное заблуждение и стратегический просчет) - всем этим он пытается заманить электорат Марин Ле Пен. А что случилось с прозвучавшими в 2007 году заявлениями и требованием соблюдать права человека в международной политике, о них он благополучно забыл? Сегодня Олланд также задает тон, а те десять лет, которые он провел во главе соцпартии, распутывая внутренние споры, наглядно демонстрируют, насколько чужим остался для него внешний мир.

Правые и левые пришли к взаимовыгодному соглашению и легко дают друг другу полное отпущение грехов. Подписанный по инициативе Николя Саркози договор на продажу десантных кораблей «Мистраль» «миролюбивой» российской армии, которая с жадностью посматривает на территории у периферии империи, совершенно не волнует Олланда. По крайней мере, он не сказал о нем ни слова. Параллельно с этим тот факт, что товарищи Мубарак, Бен Али и Гбагбо оставались членами Социалистического интернационала до самого крушения их престолов, не вызывает беспокойства в президентской партии, где делают вид, что ни о чем не знают. За границами нашей вотчины ничто не имеет значения.

«Королевская» прерогатива президента Республики состоит в защите интересов и идеалов Франции по всему миру. Саркози уделяет этой задаче большое внимание, в одних случаях он добивается успеха, в других его ждет жестокое разочарование. И что же, он не способен сделать никаких выводов? Не хочет поделиться с нами своими мыслями? И что об этом думает укрывшийся за стеной презрения Олланд? Сегодня в Сирии Асад уничтожает город за городом, Китай и Россия блокируют принятие любых решений в ООН, тогда как Тегеран и Москва дают убийце оружие. Вам нечего обо всем этом сказать? Довольно! Французскому избирателю не дают осознать всю глубину ответственности и уподобляют его маленькому ребенку. Телешоу, гламур, дорогие побрякушки, рестораны и так далее до тошноты. Тем временем жизнь во всем мире не стоит на месте с ее хорошими и плохими новостями.

Зациклившись на своих семейных неурядицах, страна отвернулась от внешнего мира. Однако Ангела Меркель (достойная наследница продавшегося Газпрому канцлера Шредера) сама по себе не может спасти Европу, так как слишком высоко ценит альянс с Россией, ее нефть и газ. Во всяком случае, гораздо выше, чем «младших собратьев» из Восточной Европы, которую Кремль намеревается в очередной раз превратить в свою колонию. Обама также не способен в одиночку найти решение для всех конфликтов и войн: он слишком торопится выйти из игры в уверенности, что тем самым минимизирует риски. Наконец, та оторванная от окружающей действительности Франция, которую нам пытаются навязать, тоже не в состоянии дать ответ на вызовы и перспективы глобализованного современного общества.

После всеобщего крушения коммунизма как действительности и полюса притяжения, новый процесс глобализации идет буквально по всем направлениям. Он ставит с ног на голову тысячелетний геополитический, социальный и ментальный баланс, привнеся в производство и торговый обмен миллиарды людей: китайцев, индийцев, бразильцев и т.д. В подобном цунами нет ничего идиллического. Дикая эксплуатация, нигилизм и разрушение достигли небывалого уровня, а огромное множество людей смотрят на условия свое существования полным разочарования взглядом. Они начинают восстание в борьбе за собственное выживание, достоинство, будущее. Они рушат деспотические режимы, которые считали себя гарантами порядка, утверждая его силой оружия, лжи, злоупотреблений властью, этнических и религиозных предрассудков. Беспокойство ощущают даже красные фараоны из Пекина, тогда как путинская клептократия дает течь.

Но хватит с нас причитаний. Новый мир, который кипит за пределами нашей коматозной президентской кампании, заслуживает, чтобы мы смело пошли вперед, а кандидаты четко расписали стоящие перед нами задачи. Разве не стремление к свободе, равенству и братству позволило смести последние остатки фашизма в Испании, Португалии и Греции, в то время как мятежи и волнения на другом краю континента подточили основы красной империи. После изобретения тотальной войны и тоталитарной революции Европа во второй половине прошлого века вывела противоядие от этой заразы: диссидентский антидеспотический дух, который распространился от Праги до Пекина.

В глазах всего мира Европейский Союз является главным полюсом демократии и процветания. Увы, неустойчивого и относительного процветания. И демократии, которую еще нужно совершенствовать, расширять и защищать. Вот наша программа на ближайший век, а не абсурдный и самоубийственный изоляционизм левых и правых политиков. Ветер свободы пробуждает в людях отвагу и сметает запреты. Так должна ли Франция отказаться от своих идеалов и похоронить себя заживо?
________________________________________
Во время президентских выборов в 2007 году философ и писатель Андре Глюксманн в опубликовал 30 января в Le Monde статью в поддержку Николя Саркози.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.