Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

Несмотря на то, что им удалось достичь головокружительных успехов, евреи Франции до сих пор не чувствуют себя дома в новой стране. Три поколения еврейских иммигрантов из Северной Африки, прибывших во Францию в 50-60-е годы, сумели за столь короткий период стать интегральной частью социальной, экономической и политической элиты.

Нет ни одной иммигрантской общины в Европе, которая достигла бы подобных, вызывающих зависть, успехов.

Но наряду с успехами и достижениями, французские евреи постоянно ощущают хрупкость своего положения. Франция дала им все и даже больше. Одного не смогла им дать новая родина – чувства безопасности. В этом заключается причина того, что многие из них не воспринимают Францию, как последнюю станцию на пути своего бесконечного следования. Последнее десятилетие лишь укрепило чувство тревоги. Вдруг на стенах кварталов, где проживают еврейские граждане страны, появились свастики и надписи - «грязные евреи», «смерть евреям».

Дети стали возвращаться из школы и рассказывать, как их мусульманские сверстники досаждают им. Некоторые пострадали физически. Банды мусульманских подростков избивали их по причине их еврейского происхождения. Евреи стали скрывать любые признаки конфессиональной принадлежности, выходя из дома – медальоны с магендавидом, ермолки.

Еврейская община Франции обнаружила, что ведет борьбу на два фронта: против ультраправых христиан, которые не хотели смириться с общиной, настаивавшей на сохранении своей еврейской идентичности, и против исламистского хулиганья, которое ассоциировало евреев с палестино-израильским конфликтом, видя в них представителей сионистского государства во Франции.

Тысячи антиеврейских инцидентов стали причиной возникновения новых страхов среди французских евреев. Лишь недавно они покинули Марокко, Тунис и Алжир, чтобы чувствовать себя уверенно в новой стране. И вот - они опять стоят перед новыми опасностями. Еврейские школы превратились в осажденные крепости, по уровню охраны напоминающие военные базы. Точно так же охраняются и общинные центры.

Хорошая и безопасная жизнь во Франции оказалась недолговременной. «Я все время сплю с чемоданом возле кровати,» - рассказал одному из своих друзей Робер Бадинтер. Бадинтер занимал должность министра юстиции в правительстве Миттерана и возглавлял Высший конституционный суд Франции. Этот человек до сегодняшнего дня считается одним из наиболее уважаемых государственных деятелей. Но он никогда не забывал, что однажды был предан своей страной.

Он провожал своего отца на вокзале одного из французских городов, когда на них внезапно напали нацистские солдаты, сопровождаемые французскими полицейскими. Они схватили отца, Робер сумел убежать. Прошло 70 лет, он стал одним из выдающихся деятелей Франции, но до сих пор боится спокойно спать в своей стране.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.