Итак, Франция - страна, где в 2012 году в четвертом крупнейшем городе страны можно стрелять в упор и убивать детей в еврейской школе.

Будем надеяться, что следствие выяснит обстоятельства этой трагедии, личность убийцы и его мотивы.

Но каковы бы ни были мотивы, что бы мы ни узнали о стрельбе, которая началась перед оградой, а продолжилась внутри школы "Оцар а-Тора", какова бы ни была связь этого преступления с таинственными убийствами военных на прошлой неделе в Тулузе и Монтобане, факт остается фактом, и он чудовищен: французские и еврейские дети или, если хотите, французские граждане, виновные лишь в том, что родились евреям, - дети были хладнокровно расстреляны среди бела дня на территории Французской Республики.

И неизбежное следствие, почти столь же невыносимое: вернулись смутные времена "необходимости давать префектам полиции указание усилить меры безопасности вокруг всех религиозных учреждений Франции, и в особенности, вокруг еврейских учебных заведений"... Это цитата из официального сообщения министерства внутренних дел, оглашенного Клодом Геаном (Claude Guéant) спустя несколько минут после драмы. Заявление было неизбежным. Это был тот минимум, который могли сделать власти, ставшие беспомощными – как и все мы – от ужаса ситуации, и пытающиеся принять надлежащие срочные меры.

Но в то же время от этих слов кровь стынет в жилах. И мы дрожим от стыда и гнева при мысли о том, что вот мы оказались там же снова, как после терактов на улице Коперника и на улице Розье, а потом после вспышки антисемитских акций начала 2000-х годов. Снова придется молиться, собираться, умирать или даже просто учиться под "усиленной полицейской" охраной и в "зонах безопасности" - какое убожество...

То есть, перед лицом этой гнусности, и с учетом особенного момента, в который случилась эта катастрофа, возможная реакция лишь одна.

Я хочу сказать, что в момент, когда президентская кампания находится на пике и даже выходит на финишную прямую есть лишь один возможный ответ, соответствующий масштабу события.

Ну конечно, негодование и страх.

Ну конечно, осуждение, резкие слова, символические отставки, о которых заявляют этим утром в понедельник, пока я пишу эти строки.

Ну конечно, красивый жест кандидата Олланда, решившего в память о жертвах приостановить в одностороннем порядке свою кампанию и сделать грядущие часы торжественным моментом коллективной скорби и траура.

Разумеется, не менее красива реакция кандидата Саркози, который говорит о национальной трагедии и провозглашает, со своей стороны, минуту молчания во всех школах Франции в память о хладнокровно убитых киллером детях трех, шести и восьми лет и их учитиле.

Но и коллективный демарш, как же иначе? Общая акция, в которой примут участие все кандидаты республики, - да, всей республики! - забудут на это время обо всех разногласиях и единодушно и, если возможно, без скрытых политических мотивов, категорически осудят антисемитизм и его преступные последствия.

Более двадцати лет назад весь политический класс сумел, во главе с Франсуа Миттераном, выступить как одна семья (за исключением "Национального фронта") против осквернения 34 еврейских могил.

Николя Саркози и Франсуа Олланду следовало бы повторить эту демонстрацию в траурной Тулузе: на площади тулузского Капитолия (здания муниципалитета - прим. пер.), этом великом памятном месте нашей истории, где генерал де Голль проповедовал единство страны перед членами Вольных стрелков и партизан, французских Внутренних войск и уцелевшими представителями испанских Интернациональных бригад, следует провести торжественное собрание, на котором бы все политические силы Франции безоговорочно заявили бы о том, что нападение было совершено на всю Францию и что она должна оказать сопротивление единым фронтом, когда таким образом убивают ее детей - кем бы они ни были, и кем бы ни был убийца и его мотивы.

Обращаясь к тем, кто воспринимает "национальную идентичность" как нечто закрытое, боязливое, воспитанное на злобе и ненависти, я хочу сказать, что такая резня убивает общественный договор. Пошатнулась и разлагается сама основа мирного сосуществования, когда подобное безумие случается, а коллективная реакция не молниеносна и единогласна. Нет худшего покушения на нашу культуру, на дух нашей страны, на ее Историю и на ее величие, чем расизм и антисемитизм.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.