«Мы обсудили широкий круг вопросов», сказал новый президент Франции Франсуа Олланд после часовых переговоров с канцлером Германии Ангелой Меркель в Берлине.

Его первый официальный визит, первое знакомство и взаимное прощупывание позиций без принятия каких-либо решений, состоявшееся через несколько часов после церемонии вступления в должность, показывают преемственность франко-германских отношений и общую волю к достижению взаимопонимания.

Решается вопрос о внесении изменений в европейскую антикризисную политику. «Мы сделаем выводы», заявил Олланд, в то время как Меркель говорила о «совместных предложениях» на июнь. Хотя в своей речи Меркель делала упор на необходимость жесткой экономии, а Олланд – на экономический рост и социальное обеспечение, в их первом совместном появлении на публике не чувствовалось какой-либо напряженности. Более того, по итогам встречи было сделано совместное заявление о желании оставить Грецию в еврозоне.

Олланд держался более раскованно и затрагивал более широкий круг вопросов. В то время как Меркель требовала, чтобы Греция выполняла положения меморандума, ведущие к росту нищеты в стране, Олланд напомнил о страданиях греков после пяти лет экономического спада, который меры жесткой экономии, навязанные Меркель, лишь усугубили, и обещал им поддержку, направленную на стимулирование роста. Оба руководителя заявили о том, что согласны с необходимостью июньских выборов в Греции.

Одним из основных вопросов встречи двух европейских руководителей стало определение понятия роста. «Рост – это достаточно общее понятие, и мы должны раскрыть его содержание», заявила Меркель. Если во время своей предвыборной кампании Олланд подвергал критике двоевластие Меркель и Саркози, то сейчас он говорил о том, что намерен выстраивать «уважительные и сбалансированные отношения как между двумя странами, так и с нашими партнерами». Это заявление положительно оценивают в Брюсселе, где авторитет Еврокомиссии оказался подорван непререкаемого тона дуэта Меркози. Европейские долговые обязательства, против которых так выступает Меркель, станут одной из обсуждаемых тем, заявил Олланд.

Обстоятельства складывались в пользу Олланда, когда он приехал в Берлин. Экономический спад от Голландии до Испании; Греция на грани вылета из еврозоны; письмо, подписанное в марте двенадцатью главами правительств европейских стран, в котором они выражали свое недовольство слишком жесткими мерами экономии; а в самой Германии руководимый Меркель Христианско-демократический союз (ХДС) не набрал достаточного большинства голосов во время выборов в местные органы власти в одиннадцати землях. Все это работает на Олланда. И, наконец, за несколько часов до встречи оппозиционная Меркель Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) пустила в ход свою тяжелую артиллерию, воспользовавшись при этом французскими боеприпасами.

«От кризиса управляемого и локального мы перешли к кризису еврозоны, и главная ответственность за это лежит на Меркель и Саркози», сказал лидер СДПГ Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel), представив согласованный с Олландом документ о корректировке европейской антикризисной политики. «Главная ошибка заключалась в том, что кризис рассматривался как чисто бюджетная проблема, вне связи с проблемами роста и дисбаланса внутри валютного союза, для решения которых требуются соответствующие механизмы», указывают руководители социал-демократов.

Как Олланд, так и СДПГ с европейскими социал-демократами хотят вернуться к исходному и правильному диагнозу кризиса. «Нынешний европейский кризис является следствием кризиса финансового», считают в СДПГ. «Начиная с 2008 года, европейский государственный долг вырос прежде всего потому, что страны были вынуждены спасть банки и отвечать за невозвращенные кредиты частного сектора». По этой причине государственный долг Германии увеличился с 73% ВВП до 83%; Испании – с 36% al 70%; а госдолг Ирландии и Португалии, которым уже оказывается финансовая помощь, увеличился вдвое или почти вдвое.

То, что кризис частных финансовых учреждений был преподнесен населению как кризис государственного долга, объясняется «самой крупномасштабной в истории пропагандистской кампанией», говорится в статье, опубликованной в этом месяце в берлинском журнале Cicero, стремящегося стать германоязычной версией еженедельника The New Yorker. В этом хитроумном развороте сюжетной линии Меркель сыграла главную роль, а кризис в Греции обозначил водораздел, указывает журнал.

«Финансовый кризис перешел в долговой кризис государств», главной заслугой которого стал перенос всей тяжести ответственности с банков на простых граждан, на их систему социального обеспечения, образования и т.д. «Банки, как истинные виновники возникшей проблемы, исчезли из поля зрения. А вместо них появились страны, чьи граждане жили не по средствам», пишет автор статьи.

«Концепция долгового кризиса повела нас по неправильному пути», пишет Петер Бофингер (Peter Bofinger), один из пяти ученых мужей независимого экономического совета, консультирующего Меркель, к мнению которого сейчас весьма слабо прислушались. «Таким образом было сокрыто то, что мы столкнулись с кризисом финансовой и банковской системы, потому что банки вместо надежных кредитов стали заниматься спекулятивными операциями», заявляет эксперт. После избрания Олланда подобные заявления найдут широкую поддержку в Европе.

Оставив в стороне вопросы от государственной политики, нельзя исключать того, что Олланд может стать полководцем без армии, если ему на помощь не придет народный дух  1848 и 1968 годов, тот самый, который он призывал в понедельник в парижском Hotel de Ville. Речей, призывов и жестов уже недостаточно. В руках своих консервативных управляющих пересмотр европейской антикризисной политики обречен лишь на безрезультатное сотрясание воздуха. Чтобы она увенчалась успехом, нужен смелый, революционно мыслящий президент, который бы проводил ее в жизнь. «Олланд – последняя надежда греков», под таким заголовков вышла одна из статей в понедельничном номере Der Spiegel, хотя его вполне можно было бы сформулировать наоборот.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.