Это резкое заявление прозвучало через несколько часов после принятого совместно с другими западными странами решения объявить посла Сирии во Франции персона нон грата.

Тем не менее, словесная эскалация не означает немедленного перехода к действиям. Несмотря на международную реакцию на произошедшую в пятницу бойню в Хуле. Несмотря на бурю эмоций Бернара-Анри Леви, который твердит о необходимости повторения в Сирии прошлогодней операции в Ливии…

Путин в Париже

В своем первом телевизионном интервью Франсуа Олланд упомянул о возможности вмешательства, но сразу же отказался от нее в угоду «более жестким санкциям» и совместным действиям с Россией, «нового» президента которой Владимира Путина ожидают в Париже уже в эту пятницу. «Мы должны убедить его», - сказал во вторник Франсуа Олланд.

Немногим ранее министр иностранных дел Лоран Фабиус (Laurent Fabius) отметил в беседе с журналистом Le Monde, что после бойни в Хуле колебавшиеся до этого момента страны могут изменить свою позицию по сирийскому вопросу. В первую очередь это, безусловно, касается России.

Кроме того, Фабиус подчеркнул, что «убийца собственного народа» Башар Асад должен «уйти из власти». «Чем раньше, тем лучше».

В этом году Россия вместе со следующим за ней в этом вопросе Китаем заблокировала все попытки принятия конкретных инициатив в Совете безопасности, чтобы не допустить неумолимого скольжения к военному вмешательству, как это было в Ливии в прошлом году. Москва дала свое одобрение исключительно на «защитные» операции в Ливии, которые в итоге превратились в устранение Муаммара Каддафи.

Как можно убедить Путина действовать, и что вообще от него хотят? У России определенно есть рычаги политического давления в Сирии, что объясняется в первую очередь военными связями, которые уже более четырех десятилетий объединяют сирийских военных с их советскими, а затем и российскими коллегами.

Сегодня позицию Путина, безусловно, может поколебать не ужас репрессий (его армия едва ли вела себя мягче в Чечне), а реальная политика, способность европейцев и стоящих за ними американцев убедить его положить конец кровопролитию без изменения геополитического равновесия на Ближнем Востоке. Хоть это и может показаться иллюзорным, но хороших карт на руках у Запада явно немного.

Без согласия России у любой международной операции не будет даже малейшей законности: если представить, что Франсуа Олланд решит обойти ООН и развернуть действия против (пусть и запятнавшего себя кровью) режима в рамках НАТО или какой-то другой коалиции.

Как бы то ни было, следовать по этому дипломатическому пути, который подкрепляют тайные операции Турции, будет становиться все сложнее, если кровопролитие в стране продолжит идти по нарастающей. Кадры убитых людей, как, например, снимки из Хулы, отметают саму возможность бездействия.

Для Франсуа Олланда, который только делает первые шаги в мировой дипломатии, все это настоящий вызов. Во вторник он в резкой форме осудил сирийский режим и потребовал ухода Башара Асада, а также дал распоряжение о выдворении из страны сирийского посла и упомянул о возможности военных операций.

Тем не менее, он совершенно определенно не готов возглавить военную кампанию, как это сделал в прошлом году Николя Саркози, который увидел в Ливии возможность заставить всех позабыть о провале в Тунисе и поправить свое политическое положение, ухватившись за предложение Бернара-Анри Леви. В начале президентского срока, когда ему пришлось иметь дело с масштабным кризисом в обществе и экономике, у него не было такой «роскоши».

Внимание без активных действий - именно такой путь, по-видимому, выбрал для себя Франсуа Олланд, у которого, безусловно, хватает забот и без сирийского кризиса.

Сирийцам это дает слабый проблеск надежды, но в то же время вызывает ощущение горечи при виде того, как их сделали пешками в игре великих держав и по сути бросили на растерзание их мучителям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.