«Освекление» - такое необычное слово прозвучало от представителя высокопоставленного руководства французской сухопутной армии. Понимать его следует так: это возвращение на нашу землю после долгих лет заграничных операций. Сегодня перед сухопутной армией стоит серьезный вопрос: что будет после Афганистана, раз все опасаются очередных сокращений бюджета?

По всей видимости, эпоха крупномасштабных операций за границей, наконец, подходит к концу. Все началось с войны в Персидском заливе, затем настал черед Балкан, а сегодня речь идет об Афганистане и Африке. В 1996 году, во время перехода армии на профессиональную основу, сухопутные силы были реформированы с прицелом на экспедиционные цели. Их бойцы должны были стать чем-то вроде американской морской пехоты, говорили нам в те времена. Результаты оказались отличными, хотя и не одинаковыми в разных регионах. Сухопутная армия доказала свой профессионализм и способность играть в немногочисленном кругу мировых грандов. Тем не менее, все изменяется: мы закрываем страницу Афганистана, а Балканы остались далеко позади вместе с Чадом и Кот-д’Ивуар.

За неимением внешних задач в среднесрочной перспективе (и ради спасения всего, что возможно, в плане личного состава, кредитов и оборудования) сегодня сухопутная армия намеревается вновь сосредоточиться на территории Франции и даже социальной консолидации. Больше всего об этой проблеме говорят два человека: начальник штаба сухопутной армии генерал Ракт-Маду и генерал армии де Вилье.

Возвращение на территорию Франции, разумеется, не означает участия в решении проблем внутренней безопасности. Армия не должна заниматься полицейской работой, всем так будет только лучше. Тем не менее, она должна быть способной решать серьезные кризисы: все помнят аварию на «Фукусиме», когда японская армия смогла стянуть в зону бедствия десятки тысяч человек всего за несколько дней. Однако в своем нынешнем состоянии сухопутная армия может предоставить максимум 10 000 человек... На случай серьезного кризиса нашей стране не хватает гражданских средств командования и планирования, а также сил, которые способны действовать длительное время в тяжелых условиях. Министерство внутренних дел явно не подходит для таких задач. В результате политики население естественным образом обращаются к армии, ultima ratio regis (последний довод, - лат.). Военное руководство считает, что если в таких условиях армия потерпит неудачу, она уже никогда не сможет оправиться... в глазах политиков и общественного мнения. «Выслеживать бородатых», как говорят военные, это одно, прийти на помощь своей стране - совершенно другое. Именно эти размышления лягут в основу новой «белой книги» сухопутной армии и ее программы. Она опирается в том числе на новую концепцию флота: задачи флота и судостроения выходят за пределы интересов военно-морских сил и охватывают более широкий спектр задач.

Возвращение из Афганистана будет связно с целым рядом проблем. Армия провела там немало времени, и многие военные справедливо расценивали его как возможность сделать карьеру. Перспектива отправиться туда выглядела довольно привлекательной после операции в Африке и пребывания в заморских департаментах. Но что им делать завтра? Сидеть на базах во Франции? Совсем не такое захватывающее и куда менее прибыльное занятие. Дело в том, что заработки на заграничных операциях в течении долгих лет приносили военным очень неплохие деньги. Как следствие, уменьшение числа внешних операций напрямую отразится на покупательной способности военных. Что, согласитесь, не слишком хорошо для боевого духа. Тем более, что недостаток кредитов будет означать сокращение дней операций, количества боеприпасов, работающего оборудования и т.д. В Министерстве обороны прекрасно это понимают. «Сейчас мы возвращаем сухопутную армию на родину, и нам нужно внимательно проследить за тем, чтобы она сохранила средства для поддержания привычной активности». Что, как вы понимаете, отнюдь не дешево.

Сможет ли сухопутная армия сохранить личный состав на существующем уровне? Сейчас ходят упорные слухи о расформировании двух из восьми бригад и сокращении 20 000 человек. Причин для беспокойства немало. К тому же, все прояснится только после принятия программного закона, которое состоится почти через год. Сейчас Министерство обороны придерживается текущей программы, которая предусматривает сокращение 8000 военнослужащих всех родов войск в течение двух лет.

Комментарии читателей:

xl45:
Может быть, недавняя гибель двух морпехов во время «операций» все же демонстрирует нам, что мысль о вмешательстве солдат на национальной территории (Гвиана - это та же Франция) не так уж глупа, как кажется на первый взгляд?

kostal:
С учетом нынешней ситуации лучше было бы не торопиться. «Братья-мусульмане» в Египте, то же самое в Ливии...
Если, конечно, социалистическая власть не хочет снова заставить нас пережить события «Народного фронта» 1936 года... Мы уже видели, к чему это привело, большое спасибо, левые...

buisson:
Если почитать комментарии, складывается впечатление, что левые не осознают всей серьезности ситуации... Сейчас мы находимся на заре третьей мировой войны, как это было в 14-м и 39-м годах. Их приход к власти ослабляет нашу армию. Они сокращают бюджеты и устраивают праздники в социалистическом интернационале, который всегда приводил к одной лишь разрухе и государственному угнетению. Бедная Франция...

MARSOUIN AGACE:
У меня нет сомнений насчет этой теории «освекления», но она вряд ли отвечает ситуации в мире: повсюду (за исключением Европы) люди вооружаются, и я еще никогда не видел, чтобы кому-то приходилось голодать, сидя на груде оружия... На самом деле эта теория является результатом решения наших дражайших политиков отказаться от активной роли Франции в мире: Франция и Европа больше не будут вмешиваться, не потому что они не заинтересованы в этом, а потому что они просто на это неспособны! (под «Европой» я подразумеваю европейские страны, а не ЕС).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.