Рейхсфюрер СС и глава полиции безопасности Генрих Гиммлер (Heinrich Himmler) был организатором жесточайших массовых убийств и военных преступлений. Историк Петер Лонгерих (Peter Longerich) попытался проанализировать, что же превратило рядового мюнхенца в такое чудовище.

Если взглянуть на биографии нацистских руководителей, можно прийти к ужасающим выводам – незаметные, на первый взгляд, нормальные мужчины мутировали, превращались в монстров, способных пойти на жестокие преступления. Генрих Гиммлер, сын директора мюнхенской гимназии, как раз представляет собой пример так часто цитируемой «банальности зла».

Будучи рейхсфюрером СС и главой немецкой полиции, Гиммлер отвечал за уничтожение евреев. Что подтолкнуло его к этой деятельности, почему он стал таким, остается открытым вопросом.

Открыть завесу тайны попытался историк, профессор Лондонского университета Петер Лонгерих. Он одним из первых коснулся этой темы и исследовал мюнхенскую полицию и национал-социализм.

Читайте также: Послушные солдаты Гитлера

Лонгерих впервые составил исчерпывающие научные биографии Гиммлера и Геббельса. Свой доклад он начинает с упоминания рассказа Альфреда Андерша (Alfred Andersch) «Отец убийцы», в котором отец Гиммлера изображается как деспотичный педагог с садистскими наклонностями. Однако историк отказывается от версии, что жестокость Гиммлера связана с авторитарными проявлениями его отца.

Тяга к самоконтролю

Согласно исследованиям Лонгриха, Гебхард Гиммлер (Gebhard Himmler) не был деспотичным отцом. Да, он создал целую систему правил и указаний, которым должны были следовать три его сына. Он заставлял их вести дневники, которые он потом просматривал. Но все это не выходило за рамки образа типичного авторитарного отца тех времен. К тому же в школьные годы Генрих Гиммлер не проявлял жестокость. Ему лишь тяжело давалось находить контакт с людьми. Заметна была его тяга к самоконтролю, которую он выражал, ведя личный дневник. «Что кончается катастрофой, не  всегда имеет катастрофичное начало», - пишет Лонгрих о детских годах Гиммлера.


Двойная мораль

Во время Первой мировой войны Гиммлер получил офицерское образование, но на фронт не пошел. Позднее он примкнул к полувоенным союзам, изображал себя бойцом, обладающим всеми необходимыми солдату качествами. Женщины хоть и вызывали у него интерес, но он быстро избавлялся от него при помощи военной самодисциплины.

Также по теме: Истоки нацизма


Тяга к политике проявилась в 1922 году. Гиммлер все чаще принимал участие в мероприятиях правых экстремистов. Когда был убит министр иностранных дел Германии Вальтер Ратенау (Walther Rathenau), он ликовал. После провалившегося Пивного путча Гитлера в 1923 году Гиммлер оказался на пороге «личного банкротства». В то время как республика приходила в норму, ему казалось, что его планы рушились. Он не отклонялся от пути к правому экстремизму.

Идеология вместо религии


Гиммлер отказался от религии. Ее ему заменила расистская идеология. Он стал помощником одного из лидеров НСДАП Грегора Штрассера (Gregor Strasser). В 1928 году Гиммлер женился. Однажды в своем письме жене он писал, что его боли в желудке связаны с тем, что он слишком прилично себя ведет. Он хотел, наконец, перестать быть таким.

Карьера Гиммлера в национал-социалистическом направлении развивалась стремительно. В 1933 году он был назначен главой мюнхенской полиции.  В 1929 году он стал рейхсфюрером СС, первоначально предназначавшейся для охраны помещений. Гиммлер быстро превратил СС в подчинявшуюся непосредственно вождю НСДАП элитарную организацию, которая впоследствии стала мощным орудием национал-социалистического репрессионного аппарата.

Читайте также: Немецкие солдаты знали о Холокосте больше

Гиммлер создал для СС определенные ритуалы и расценивал себя как воспитателя руководителей СС. Он даже решал вопросы о выборе будущих жен членов СС. Эсэсовцы были обязаны следовать кодексу морали. Такие качества, как верность, товарищеские отношения или храбрость должны были стоять на службе беспощадной борьбы за народ и расу. Понятие «порядочный» стало лейтмотивом в жизни Гиммлера -  в первую очередь, когда он требовал от своих людей жестокости в действиях.

Лонгерих отмечает двойную мораль Гиммлера. Он знал, что действия СС абсолютно непорядочны. Он поощрял действия своих людей, когда они свои низменные инстинкты выплескивали на жертв. Гиммлер «хотел быть непорядочным, скрываясь за приличным фасадом», отмечает Лонгерих.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.