Сексуальное разочарование — это единственное, в чем мы можем быть уверены. Поколение 1968 года поведало нам и все еще  продолжает рассказывать, что оно совершило революцию, но единственная настоящая революция в послевоенной Европе произошла в восьмидесятые годы. Она связана с введением свободного рынка. Это революция правых. Из всех неосуществленных или закончившихся поражением революций — от революции так называемых левых сил до сексуальной революции — последняя закончилась наибольшим провалом.

 

После себя она оставила только развалины: от кризиса семьи до огромного сексуального разочарования. Эти развалины напоминают Помпеи. Недавний поток женской порнографии может стать наиболее очевидным проявлением этого разочарования.

 

Мы долго искали причины огромного успеха на западе книги Э.Л. Джеймс «Пятьдесят оттенков серого». А что, если ответ на этот вопрос очень прост, груб и является почти пророческим? Что если огромный успех приключений Анастасии Стил, впадающей в экстаз от эротического садомазохизма, является совершенно очевидным симптомом сексуальной неудовлетворенности миллионов читательниц? Почему не должен работать  в случае женской порнографии брутальный эротический закон, который всегда правил в джунглях мужской порнографии? Каким бы ни был ответ, я почти уверен, что эротическая женская фантазия с  порнографическим уклоном расцветает там, где нет полноты бытия, а есть пустота существования.

 

Teперь нам предстоит открыть для себя книгу  «Голая невеста» Никки Джеммел, опубликованную в Италии издательством Guanda (304 страницы, с четверга она появится на прилавках магазинов). Уже история издания этого женского эротического бестселлера симптоматична. Книга вышла в анонимной форме в 2003 году в Англии, потом поднялся шум, когда стало известно, что ее автором является известная австралийская писательница Джеммел. У себя на родине она считается выразительницей идей своего поколения, ею восхищаются за рубежом (во Франции журнал «Lire» включил ее в список 50 наиболее значительных авторов мира). В прошлом году на волне успеха книги «Пятьдесят оттенков серого» роман «The Bride Stripped Bare» был переиздан в Англии под настоящим именем автора и быстро стал бестселлером.

 

Автор романа со знанием дела в холодной манере рассказывает нам о том, что мы и так уже знаем или, по крайней мере, думаем, что знаем о сексе. Иногда после  третьего бокала Негрони мы даже отваживаемся  доверительно сообщить о том, что мы, западные женщины и мужчины третьего тысячелетия живем «в стране с мягким климатом и половыми отношениями, не заканчивающимися оргазмом».

 

Главная героиня романа является типичной представительницей современных хороших, но неудовлетворенных жен. Она признается в том, что ни разу не достигла оргазма в постели с мужем, что она считает его обычным и скучным человеком, что она не проявила смелости в своей профессиональной деятельности. Главная героиня мечтает завести такого любовника, который привязал бы ее к кровати, о тысячах прикосновений. При этом она продолжает любить своего спутника жизни и делить с ним супружеское счастье. Развивая сюжет, Джеммел не оставляет без внимания ни одного клише, которое свойственно этой волнующей теме. Тут и медовый месяц в экзотическом Марракеше, супружеские отношения, которые складываются  прекрасно во всем, за исключением сексуальной стороны, работа, которая не приносит удовлетворения, мирная сила «спокойной любви», тупая невосприимчивость мужа, равнодушного к отвращению жены и желающего только орального секса, в то время как она возбуждается при одном прикосновении к его затылку, облегчение, испытываемое этим типом постреволюционных женщин при «отказе от феминистского недоверия». Но сильная сторона книги заключается именно в этом упорном исследовании общих мест. Мы эти известные моменты испытываем на себе, и писательница прекрасно об этом знает. Все эти стереотипы и банальности свойственны нашему образу жизни. Отношения между супругами на Западе складываются таким образом, что нужно решать, продолжать ли и дальше так жить или умереть за то, во что все равно больше не веришь.

 

То, что речь не идет о романе-исповеди становится ясно, когда главная героиня поддается искушению «вызвать катастрофу в собственном мире». Тайная сексуальная жизнь хорошей голой жены очевидно не является реальной жизнью главной героини романа, но фантазиями реальной личности, писательницы Никки Джеммел. Действительно, ее второе я обнаруживает пьянящую радость секса с более молодым, чем она сама, мужчиной (хотя ему уже за тридцать), который оказывается к тому же девственником и любителем корриды. После него она немедленно предается оргии с незнакомыми таксистами.

 

Но дело здесь не в смехотворности или неправдоподобии описываемых ситуаций. Эти критерии перестают иметь значение, когда мы вступаем в мир порнографии, когда женский эротизм переходит в порнографию наравне с мужским. Действительно, преимущество и  порицание  порнографии основываются на том, что сексуальность выходит за рамки всякой реальности. На входе в порнографический ад написаны такие слова: оставь реальность всяк сюда входящий. 

 

Итак, тайная эротическая жизнь и порнографическое воображение писательницы обнаруживают интересное и грустное обстоятельство — омужествление женщины. «Домашняя хозяйка с ангельским лицом «и навязчивой идеей достижения оргазма идет навстречу раздвоению психики, что до вчерашнего дня было типично для мужской психологии отца. Она вынуждена принять трагический факт «несоответствия внешнего образа жизни и внутреннего содержания». С другой стороны, социальный и биологический инстинкт материнства приводит к женскому варианту двойной морали борделя: «Ты прекрасная жена и  замечательная актриса. Такая уловка невероятно облегчает сознание. Прежде ты играешь роль, почти не отдавая себе в этом отчета. Но ты хочешь состариться вместе с мужем Коулем (Cole)? Ты будешь гораздо счастливее без всяких сексуальных отношений с мужем за исключением тех случаев, когда ты хочешь зачать ребенка. То же мнение ты слышала от своих замужних подруг. Коул представляет собой нечто большее, он важен не только для сексуальных отношений. Он является частью твоего жизненного проекта».

 

Так все и идет в наше время. Мы должны считаться с этими порнографическими фантазиями и вытекающими из них обманом и разочарованием. В залоге оказываются наши жизненные проекты. Все мы, вымышленные и реальные персонажи равным образом являемся пленниками сексуальной идеологии. В какой-то момент прошлого века, расчистив развалины очередной войны и не имея более над собой никакой нависшей опасности, в один скучный вечерок мы возложили на сексуальные отношения весь метафизический груз прошлого романтического столетия, которое делало ставку на любовь, последнюю религию Запада. Это не было удачным ходом. В результате этой игры за двумя столами есть риск все потерять и оказаться с пустыми руками.

 

Мы слишком далеко зашли, повсюду воздвигнув храмы, где мы поклоняемся голому сексу. Они заполонили наши города и села. В обществе ни о чем другом и не говорят. Достаточно прислушаться к разговорам в барах или к телевизионной болтовне, чтобы в этом убедиться. Ожидания огромны, культ секса процветает, практика — тоже.  От скрещения тел двух любовников мы ждем потрясающих откровений, от полового акта ожидаем познания смысла жизни. Надо ли добавлять, что в конце нас ждет разочарование?