Интервью с  Пшемыславом Журавским вель Граевским (Przemysław Żurawski vel Grajewski) - сотрудником кафедры Международных отношений и политологии университета города Лодзь.

Fronda.pl: Германия завязывает все более тесное экономическое и военное сотрудничество с Россией. Увеличивается товарооборот, количество инвестиций и совместных проектов. Германия развивает российский военный потенциал и  снабжает это государство современными технологиями.


Пшемыслав Журавский вель Граевский: Ситуация выглядит все более неблагоприятно для безопасности нашей страны. Запад, в особенности Германия, подхватил и принял на веру провозглашенный несколько лет назад Дмитрием Медведевым лозунг модернизации России. Она была понята как комплексная реформа, включающая в себя демократизацию страны. Но это было заблуждением, потому что Россия изначально имела в виду техническую модернизацию с акцентом на обновление военных технологий. Факт тот, что Берлин предпринял с Москвой далеко идущее сотрудничество.

- Действительно ли эта ситуация настолько опасна для нашей страны?


- В Польше об этом в принципе не говорят, такую информацию можно обнаружить в лучшем случае в экспертных аналитических материалах. Россияне создали для бундесвера систему, состоящую из военных спутников, а немецкий оружейный концерн Reinmethall строит в Мулино под Нижним Новгородом центр для боевой подготовки российских сухопутных войск, одновременно продавая лицензию, чтобы подобные центры можно было создать в других частях Российской Федерации. Интенсивное российско-немецкое сотрудничество должно леденить кровь не только в польских жилах. Мы имеем дело с самой масштабной передачей технологий со времен соглашения о ленд-лизе Второй мировой войны.

- Почему так происходит? Неужели немцам не вспоминаются слова Ленина о том, что он повесит западную Европу на веревке, которую та сама ему продала?

- Не стоит забывать, что ситуация разворачивается в условиях европейского кризиса, когда немцы столкнулись с проблемой сбыта своей военно-промышленной продукции (даже Грецию, которую, с одной стороны, призывают сократить расходы, Германия поощряет продолжать тратить деньги на покупку своей военной техники). Кризис на рынке вооружений не способствует прекращению сотрудничества такого плана, поэтому Россия останется для Германии привлекательной целью инвестиций. То же самое делает Франция с «Мистралями» или Италия со своими бронированными автомобилями. Это ситуация очень опасна для Центральной Европы: звучит послание, что бизнес с Россией будет продолжаться независимо от действий этой страны.

- Всем ли немцам нравится такое вооружение Кремля? Никто не думает, что Путину все это оружие может когда-нибудь пригодиться?

- Ангеле Меркель приходится принимать во внимание мнение общественности, а оно по этому вопросу разделилось. Однако ситуация сейчас хуже, чем, например, два года назад. Напомню, что Путину тогда присудили премию «Квадрига», а потом это решение было отменено. Это произошло не под давлением немецкой общественности, а после угрозы Вацлава Гавела, который пригрозил отказаться от своей премии. Но Гавел уже умер. Сейчас, к счастью, есть президент Германии Йоахим Гаук (Joachim Gauck), который умеет ориентироваться в своих действиях не только на чистый политический интерес, но и на аспект морали. Он был одним из основных борцов с коммунизмом в ГДР и является в определенном смысле конкурентом Меркель. Она фигурирует на немецкой политической сцене, как человек, знающий Восток, но он может ее в этом перещеголять. Такие морально-политические завихрения в немецкой политике останутся и будут ее смягчать. Но было бы излишним оптимизмом утверждать, что они развернут ее в другую сторону, и Германия пойдет на политический конфликт с Россией или замораживание отношений. Этого не будет.

- Чем обусловлено желание Москвы внезапно заняться покупкой вооружений? Это не просто гигантские суммы, представляется, что у этой страны есть гораздо больше других внутренних проблем, чем разваливающаяся армия.


- Я полагаю, она делает это, чтобы вернуть себе прежнюю международную позицию, а основывает эту концепцию, например, на победе в чеченском конфликте (не будем, однако, забывать, что президент Чечни - это, скорее, личный вассал Путина, чем Чечня - усмиренная провинция России). У них, впрочем, есть и вполне удачный опыт грузинской войны, ведь этот конфликт встретил на Западе очень умеренную реакцию. Так что если применение вооруженных сил для решения политических проблем оказывает эффективным, а их политическая цена невысока, появляется искушение использовать такого рода инструменты.

- Что думают обо всем этом американцы? Они уже окончательно махнули рукой на Европу или все же продолжают следить за российскими инициативами?


- Избрание Барака Обамы утвердило решение о сокращении расходов Пентагона. Это уже не просто риторика, а твердые финансовые решения. Американцы отказываются от принципа ведения двух больших войн одновременно. Если они будут задействованы в других частях мира, то вызовут у россиян желание проверить НАТО на прочность, а тогда может сделаться совсем неприятно.

- Вашингтон это осознает? Или для США это не такая важная проблема по сравнению с мировым терроризмом и Ираном?

- Дело не в том, что американцы этого не осознают, у них просто иные приоритеты, которые лежат далеко на востоке. Поэтому я бы обратил внимание на те предупредительные сигналы, которые высылают европейским союзникам американские неправительственные организации, в основном Stratfor. Мы помним сильную статью Джорджа Фридмана (George Freedman) в Rzeczpospolita. Там прозвучала информация, что Польша должна быть способна сама в течение трех месяцев держать оборону, это бы означало, что она отразит возможное нападение агрессора самостоятельно, без внешней помощи. Фактически это утверждение «справляйтесь своими силами». Подобное заявление американского руководства было бы самоисполняющимся пророчеством, но иллюзию гарантий на официальном уровне ослаблять нельзя. Между тем, сотрудничающие с государственными органами независимые организации честно предостерегают союзников: проснитесь, мы уже не будем защищать вас, как раньше.

- Хотя президентом США вновь стал мягко настроенный к Кремлю Барак Обама, кажется, что в отношениях двух государств что-то «заискрило». Акт Магнитского - это лишь один из множества примеров.


- Возможно, это сигнал недовольства США фактом, что «перезагрузка» не принесла результатов в плане получения поддержки России по приостановлению ядерной программы Ирана или в отношении Сирии. Москва поддерживает режимы, которые идут вразрез интересам Вашингтона, в связи с чем американцы решили показать, что они способны навредить интересам Кремля. Они сделали это очень умно, так как избрали целью не государственные, а личные интересы путинской номенклатуры.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.