Русские мероприятия в Лондоне из сугубо иммигрантских сборищ уже давно переросли в значительные события, как минимум столичного масштаба. Так, на этой неделе проходит фестиваль «Русская Масленица», на который всех жителей столицы приглашал лично мэр.

 

«Здравствуйте, друзья! Я Борис Джонсон – мэр Лондона. Как хорошо!» – заявил самый обаятельный британский политик на вполне приличном русском в видеообращении. Потом мэр на английском посоветовал всем отведать блинов и пирогов в самом лучшем городе на земле, «при всем уважении к Санкт-Петербургу и Москве». А также выпить, но умеренно и ни в коем случае не в метро. Далее он отметил, что с нетерпением ждет Сочинской олимпиады, а под конец снова добавил на русском: «Масленица гуляет, весну встречает – зиму провожает!» 

 

В рамках уже пятого ежегодного фестиваля пройдет ряд выставок, спектаклей, чтений книг, в частности модный показ российских дизайнеров в престижном музее Альберта и Виктории. Кульминация – концерт на Трафальгарской площади в самом центре Лондона, на который в прошлом году собралось более 100 тысяч человек, включая множество британцев и иммигрантов из всех стран мира. 

 

Параллельно пройдет еще одно русское событие совсем другого профиля – трехдневный бизнес-форум Russian Business Week. В качестве спикеров на нем выступят бывший министр финансов Российской Федерации Алексей Кудрин, главный редактор радио «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов и уже лондонец, предприниматель Евгений Чичваркин. Семинары и речи посвящены таким вопросам, как развитие российского бизнеса за границей, рост новых технологий, инвестиции в российское искусство. «Русская неделя бизнеса» пройдет в Лондонской школе экономики – частое и престижное место проведение бизнес-конференций в центре города. 

 

Спрос на русские мероприятия в Лондоне, да и в других больших городах, всегда огромный. Ведь наших иммигрантов в Великобритании около миллиона, и все они очень разные: от московских бизнесменов до русскоязычных прибалтийцев. Все они очень разные – кто-то работает в банке, другой на заводе – но всех объединяет тоска если не по родине, то по ментальности, чему-то своему, родному. Пусть даже такой мелочи, как блины на Трафальгарской площади. 

 

Как правило, российские русские в Британии люди обеспеченные. Чтобы легально перебраться на остров, им нужна рабочая виза, которую обычно получают при престижной высокооплачиваемой работе. В основном они селятся в Лондоне, излюбленное русское место – самый дорогой район столицы Кенсингтон и Челси, знаменитый роскошными ресторанами, бутиками и такими обитателями, как Роман Абрамович и Борис Березовский. Цены на недвижимость в этом уголке города достигают десятков миллионов фунтов, на скромный обед – нескольких сотен. Кругом слышится русская речь. Отсюда и пошел знаменитый термин «Лондонград». 

 

Эта прослойка русских едет в Лондон, чтобы отдохнуть от слишком грязной и шумной Москвы, дать детям английское образование, насладиться европейским шопингом. Они восхищаются отсутствием пробок, парками, чистотой центральных улиц. В плане карьеры россиянам важен не столько размер зарплаты – в Москве можно получать даже больше – сколько международные перспективы, близость США. Они читают и The Financial Times, и КоммерсантЪ, продолжают интересоваться новостями из Кремля. Начинающие российские специалисты живут более скромно, однако плохо – почти никогда. 

 

Другая категория английских русских – русскоязычные поляки, латвийцы, литовцы, а также молдаване и украинцы с паспортом Евросоюза. Первая волна массовой эмиграции в Британию захлестнула в 2004-2005 годах, сразу после вступления этих стран в ЕС, что открыло все границы. Среди них много выпускников престижных школ, которые уехали получить образование и потом получили работу, так и состоявшихся профессионалов, переехавших с семьей. 

 

Тем не менее, большая часть – это люди, бежавшие от безработицы и бедноты, которым нужно выплачивать кредиты и поддерживать родителей. Они работают по всей Британии и Ирландии, включая и отдаленные фабрики, и фермы, и столичные отели и бары. Работу найти несложно даже без знания языка, с европейским паспортом хотя бы минимальную зарплату они получают. Если нужно больше, то без колебаний берут внеурочные. Как в Лондоне, так и в маленьких городках, такие иммигранты обычно живут в съемных комнатах. Нередко по два-три человека в каждой. Впрочем, никто не жалуется. Многие даже высылают деньги семье и умудряются хорошо повеселиться на оставшиеся. 

 

Однако и золотых русских, и скромных прибалтийцев роднит одно – английский менталитет всем одинаково чужд и интегрируются они довольно вяло и неохотно. Компания друзей-британцев, в которой русский стал полностью своим, – наверное, невозможное явление. Все сбиваются в свои компании, скучают по русской еде, музыке, колориту. 

 

Кстати, русские продукты, по которым все очень тоскуют, достать в Лондоне непросто. Во-первых, это в основном литовская, польская и латвийская еда, а во-вторых, все обычно продается втрое и вчетверо дороже. Да и ехать зачастую очень далеко. Обыкновенные русские малосольные огурцы – настоящий деликатес в Лондоне. Впрочем, вовсе чужими наши на острове себя не чувствуют: еще бы, ведь отведать блинов тебя приглашает сам мэр.