Почти любая страна не сомневалась бы, можно ли использовать слово «враг» в адрес соседа, если она считает, что он только что хладнокровно убил 46 ее граждан.

Однако сейчас, спустя два месяца после того, как Северная Корея потопила южнокорейский военный корабль, Сеул всерьез волнует вопрос о том, следует ли ему в официальных документах называть своего старого противника «главным врагом» – joo jeok. Министерство обороны, по собственному заявлению, до сих пор сомневается в том, что использование этого термина оправдано.

Большого практического значения этот спор не имеет, однако символически он очень значим, показывая, как прочно держатся до сих пор кровные узы и братские чувства. Хотя жителей Южной Кореи известие о смерти молодых моряков 26 марта повергло в глубокую грусть, никаких грубых и публичных проявлений ярости в отношении Пхеньяна в стране отмечено не было. Напротив, для южан до сих пор трудно писать об убийцах – о своих братьях с севера - просто как о «враге».

В своем заявлении по поводу гибели корабля президент Южной Кореи Ли Мен Бак не говорил о северных корейцах как об иностранных врагах. Вместо этого он заметил, что ему стыдно за соотечественников. Северная Корея, которая отрицает обвинения, также выразила скорбь в связи с гибелью «земляков».

Этот вопрос остается особенно болезненным, так как человеческие трагедии, вызванные расколом полуострова по-прежнему свежи. Редкие, но трогательные до слез воссоединения семей, разделенных последней границей холодной войны, напоминают о том, как недавно распалась нация. Братья и сестры, не видевшиеся со времен Корейской войны 1950-1953 годов, обнимаются с плачем. Зачастую о том, что их родные, которых они давно считали мертвыми, живы, они узнают лишь за несколько дней до встречи с ними.

«Мы привыкли смотреть на северян как на своих бедных сограждан, или как на бедных братьев и сестер, которым мы обязаны помогать, как бы они себя ни вели. Вновь прибегая к термину «главный враг», южные корейцы будут отделять режим Ким Ир Сена от простых и бедных северных корейцев», - объясняет старший научный сотрудник Корейского института национального объединения Чхве Чун Хым (Choi Choon-heum).

Общественное мнение Южной Кореи гораздо сильнее волнуют те происшествия, к которым причастны США – близкий стратегический союзник, - а не те, к которым причастен маленький и бедный сосед (население Северной Кореи составляет 24 миллиона человек, то есть меньше половины населения Южной). Когда в 2002 году американский бронетранспортер задавил насмерть двух школьниц, их гибель вызвала массовые уличные протесты и нападки на американскую базу.

Властям трудно противостоять этому антиамериканскому настрою. Несмотря на то, что на прошлой неделе военные предъявили несомненную улику – остатки северокорейской торпеды, - в стране продолжают ходить слухи о том, что корабль потопила американская подлодка. Молодежь и левые – две самые политические активные группы корейского общества - нередко симпатизируют Северной Корее, невзирая на суровую и репрессивную сущность режима.

Г-н Ли во вторник с отчаянием заявил, что, возможно, настала пора вновь назвать северную Корею «главным врагом», хотя два его либеральных предшественника старались этого не делать.

По его словам, Южная Корея не обращала внимания на «угрозу у себя под носом». Выражение «главный враг» появилось только в 1995 году, после того, как Северная Корея пригрозила превратить Сеул в «море огня».

Биограф г-на Кима Майкл Брин (Michael Breen) считает, что сейчас идеальный момент для того, чтобы г-н Ли провозгласил, что братство основывается на общих, разделяемых миром ценностях и демократии, и что Северная Корея, пока в ней ничего из этого нет, действительно является врагом.

Впрочем, он сомневается, что такое определение будет политически приемлемо для Южной Кореи.
Профессор сеульского Университета Кукмин Андрей Ланьков также полагает, что националистические чувства будут этому противиться.
«Существует миф о том, что корейцы не убивают корейцев», - утверждает он.

По его словам, такие представления существуют по обе стороны границы: северокорейская живопись, часто изображает американских солдат, зверски расправляющихся с северными корейцами, но южнокорейские солдаты на таких картинах появляются крайне редко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.